Арбитражная практика

УТВЕРЖДЕНА

постановлением Президиума

Арбитражного суда

Брянской области

от 26 июня 2020 года

 

 

 

РАССМОТРЕНА

на заседании Президиума

Арбитражного суда

Центрального округа

25 сентября 2020 года

 

 

 

Обобщение судебной практики рассмотрения Арбитражным судом

Брянской области споров о признании сделок недействительными за  2018 - 2019 год

 

  1. Общее количество рассмотренных дел.

В период с 01.01.2018 по 31.12.2019 в Арбитражный суд Брянской области поступило 83 исковых заявления по спорам о признании сделок недействительными, из которых:

- 10 исковых заявлений возвращены;

- по 62 делам производство завершено принятием решения, по 5 делам производство прекращено в связи с принятием судом отказа истца от иска;

- по 2 делам производство прекращено в связи с утверждением мирового соглашения;

- по 1 делу производство прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду;

- по 3 делам производство прекращено в связи с наличием вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции по тождественному спору.

В рамках 6 из  рассмотренных  дел ответчиками были предъявлены встречные исковые требования.

В апелляционную и кассационную инстанции был обжалован 41 судебный акт, из которых оставлены в силе 25 судебных актов. Судебные акты по 8 делам отменены, в том числе:

- по 7 делам судебные акты суда первой инстанции отменены с принятием нового судебного акта;

- по 1 делу судебный акт первой инстанции отменен с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции;

- по 3 делам жалобы возвращены заявителям без рассмотрения по существу;

- по 1 делу  производство по кассационной жалобе приостановлено;

- по 2 делам производство по кассационной жалобе прекращено;

- по 1 делу решение отменено, производство по делу прекращено в связи с отказом истца от иска.

1 дело находится на рассмотрении в суде кассационной инстанции.

Таким образом, от общего количества рассмотренных дел  данной категории (73) процент отмены составляет 10,9%, от общего количества обжалованных судебных актов - (41) - 19,5%.

 

  1. Основания заявленных требований.

1) По 32 делам из рассмотренных были заявлены требования о признании сделок недействительными по основаниям статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)  со ссылкой на нарушение требований закона, в том числе:

Федерального закона №159-ФЗ от 22.07.2008 «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

Федерального закона №135-ФЗ от 26.07.2006 «О защите конкуренции»;

Федерального закона №223-ФЗ от 18.07.2011 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»;

Федерального закона №44-ФЗ от 05.04.2013 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»;

Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»;

Федерального закона от 24.07.2002 №101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»;

По 11 делам из указанных 32 оспаривались односторонние сделки.

2) по 2 делам по основаниям статьи 170 ГК РФ (мнимые, притворные сделки);

3) по 1 делу - по основаниям статьи 174 ГК РФ как сделки, совершенной с нарушениями представителем или органом юридического лица условий осуществления  полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица;

4) по 1 делу - по основаниям статьи 177 ГК РФ как сделки, совершенной гражданином, неспособным понимать значение своих действий или руководить ими;

5) по 3 делам - по основаниям статьи 179 ГК РФ как сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств;

6) по 10 делам были рассмотрены требования с применением норм корпоративного законодательства;

7) по 9 делам требования о недействительности сделок были заявлены одновременно по нескольким основаниям.

 

При рассмотрении указанной категории споров суд руководствовался положениями  ГК РФ, Земельного кодекса Российской Федерации (далее - ЗК РФ), Федеральным законом № 208-ФЗ от 26.12.1995 «Об акционерных обществах», Федеральным законом №14-ФЗ от 08.02.1998 «Об обществах с ограниченной ответственностью», Федеральным законом № 159-ФЗ от 22.07.2008 «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Федеральным законом № 135-ФЗ от 26.07.2006  «О  защите  конкуренции»,   Федеральным  законом № 44-ФЗ от  05.04.2013 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», Федеральным законом №161-ФЗ от 14.11.2002 «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», Федеральным законом №101-ФЗ от 24.07.2002 «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»  разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 25 от 23.06.2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

1.  Признание сделок недействительными по основаниям, установленным ст.168 ГК РФ.

 

1.1) Поскольку капитальные здания были отчуждены совместно с размещенным в них электросетевым оборудованием, как составной частью единого электросетевого комплекса, исковые требования о признании недействительным заключенного впоследствии в нарушение норм ст.134 ГК РФ договора купли-продажи электросетевого оборудования удовлетворены по основаниям ст.168 ГК РФ.

Между Брянской областью и генерирующей компанией заключен договор дарения недвижимого имущества, в соответствии с которым компания безвозмездно передала в собственность Брянской области производственно-технологический комплекс (ГРЭС). Указанное имущество в установленном порядке передано на праве хозяйственного ведения ГУП. 

Впоследствии между генерирующей компанией и электросетевой компанией был заключен договор купли-продажи движимого имущества, расположенного внутри помещений, входящих в состав производственно-технологического комплекса, находящегося на тот момент в собственности Брянской области.

Управление имущественных отношений обратилось в арбитражный суд с иском к генерирующей и электросетевой компаниям о признании недействительным договора купли-продажи имущества на основании статьи 168 ГК РФ. По мнению истца, оборудование, находящееся в распределительном устройстве, главном щите управления, закрытой трансформаторной подстанции не может принадлежать на праве собственности кому-либо кроме Брянской области, и передано одновременно со зданием, в котором оно находится. Спорная сделка купли-продажи оборудования совершена повторно с имуществом, принадлежащим на праве собственности Брянской области, спустя более года после заключения договора дарения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что предмет спорного договора купли-продажи является самостоятельным движимым имуществом, а не частью сложной и неделимой вещи (трансформаторная подстанция).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что, несмотря на то, что спорное движимое имущество не поименовано в договоре дарения, оно образует с переданными истцу объектами недвижимости единую и неделимую вещь. Согласно статье 134 ГК РФ если различные вещи соединены таким образом, который предполагает их использование по общему назначению (сложная вещь), то действие сделки, совершенной по поводу сложной вещи, распространяется на все входящие в нее вещи, поскольку условиями сделки не предусмотрено иное. Капитальные здания, которые являлись предметом договора дарения вместе с размещенным спорным оборудованием, до передачи их по договору дарения использовались как единый объект электросетевого комплекса, иного не доказано. Демонтаж электросетевого оборудования фактически приведет к утрате целевого назначения принадлежащего истцу электросетевого комплекса.

Поскольку капитальные здания были отчуждены совместно с размещенным в них электросетевым оборудованием как составной частью единого электросетевого комплекса, исковые требования о признании договора купли-продажи  недействительным суд апелляционной инстанции удовлетворил.

Постановлением кассационной инстанции по указанному делу  постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.

В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

 

1.2) Договор, подписанный со стороны одного из его участников неуполномоченным лицом, может быть признан недействительным по основаниям статьи 168 ГК РФ (дело №А09-8331/2017).

Протоколом собрания правления ТСЖ от 28.12.2011 зафиксирован факт избрания Ф. председателем ТСЖ.

Впоследствии решением внеочередного собрания собственников помещений в многоквартирном жилом доме от 27.03.2012 Ф. была освобождена от должности, и на эту должность избран М., о чём внесена запись  в ЕГРЮЛ.

03.01.13 между ТСЖ (заказчиком) в лице Ф., и обществом (исполнителем) подписан договор возмездного оказания  услуг.

Решением суда общей юрисдикции от 29.10.13 решение внеочередного собрания собственников от 27.03.2012 признано недействительным.

На основании этого решения в ЕГРЮЛ по заявлению Ф. исключена запись о полномочиях М. и восстановлена запись в отношении Ф.

Общество обратилось в суд с иском о взыскании с товарищества задолженности по заключенному договору об оказании услуг.

Товарищество предъявило встречный иск о признании недействительным договора.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, первоначальные исковые требования общества удовлетворены, встречные исковые требования также удовлетворены по статье 168 ГК РФ, поскольку на дату подписания договора у первоначально избранного председателя  отсутствовали полномочия.

Решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции по делу в части первоначальных требований отменены, в удовлетворении требований отказано. В остальной части судебные акты оставлены без изменения.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанции о недействительности договора, указав, что Ф., являясь председателем правления товарищества, и действуя добросовестно в гражданском обороте, не могла не знать положения устава товарищества о сроке избрания председателя. Поскольку срок полномочий Ф. истек в декабре 2013 года, то оснований для подачи сведений в Единый государственный реестр юридических лиц о председателе правления Ф. в отсутствие соответствующего решения правления в апреле 2014 года не имелось, в связи с чем, подписанный ею  от имени ТСЖ договор является недействительным в силу статьи 168 ГК РФ.

В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

 

1.3) К договору, подписанному со стороны одного из его участников неуполномоченным лицом, но впоследствии прямо одобренному заинтересованной стороной, применимы нормы пункта 2 статьи 183 ГК РФ. Факт последующего прямого одобрения является основанием для отказа в удовлетворении иска о признании сделки недействительной по статье 168 ГК РФ

(дело №А09-13066/2018).

Между обществом (продавцом) и главой КФХ (покупателем) заключен договор энергоснабжения от 28.12.2016.

Продавец с 01.01.2017 производил поставку электрической энергии покупателю, а покупатель принимал её, что подтверждено актами расхода электрической энергии, и производил оплату.

Покупатель обратился в суд с иском о признании договора энергоснабжения недействительным, ссылаясь на то, что он подписан со стороны покупателя неуполномоченным лицом.

Судом установлено, что материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих отсутствие воли КФХ  на заключение оспариваемого договора. Напротив, имеющиеся в деле доказательства свидетельствовали о том, что истец и ответчик не только имели намерение создать соответствующие заключенной сделкой правовые последствия, но и совершили для этого необходимые действия по реальному исполнению данной сделки. Установление принадлежности подписи тому или иному физическому лицу требует специальных познаний, однако истец ходатайства о проведении судебной почерковедческой экспертизы не заявил.

Учитывая недобросовестное поведение истца, фактическое исполнение им обязательств по договору, руководствуясь статьями 10, 166, 168, 183, пунктом 2 статьи 431.1 ГК РФ, пунктами 70, 72, 121, 122, 123 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №25 от 23.06.2015, пунктом 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №57 от 23.10.2000  «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации», суд пришел к выводу о том, что сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, и отказал в удовлетворении требования о признании договора энергоснабжения недействительным.

Решение суда по указанному делу не обжаловано.

 

1.4) В силу прямого указания закона к ничтожным сделкам (пункт 2 статьи 168 ГК РФ) относится соглашение о переводе должником своего долга на другое лицо при отсутствии согласия кредитора (пункт 2 статьи 391 ГК РФ)

(дело №А09-11622/2017).

Между акционерным обществом - гарантирующим поставщиком и обществом, осуществляющим функции управляющей организации, был заключен договор энергоснабжения. В нарушение принятых на себя обязательств управляющая организация не исполнила обязательства по оплате приобретенной электрической энергии и оказанных услуг в сроки, установленные договором.

Решением Арбитражного суда Брянской области по ранее рассмотренному делу  были частично удовлетворены требования гарантирующего поставщика о взыскании  с управляющей организации долга и процентов.

Впоследствии статус гарантирующего поставщика в установленном порядке был присвоен иному лицу - обществу с ограниченной ответственностью.

Акционерное общество перечислило новому гарантирующему поставщику   денежные средства в размере полученных от управляющей организации излишне внесённых авансовых платежей по договору, что было оформлено актом о кредиторской задолженности, в отсутствие согласия на такие действия от  управляющей организации.

Впоследствии акционерное общество обратилось в  суд с исковым заявлением к новому гарантирующему поставщику о применении последствий недействительности ничтожной сделки – зачета встречных однородных требований между истцом и ответчиком в части прекращения обязательств нового гарантирующего поставщика по оплате первоначальным задолженности за услуги по передаче электрической энергии на сумму, подтвержденную актом о кредиторской задолженности.

Суд первой инстанции требования удовлетворил, поскольку  установил, что  должник перевёл свой долг на другое лицо без согласия кредитора - управляющей организации, что влечёт в силу прямого указания закона недействительность (ничтожность) сделки.

Решение суда первой инстанции постановлением суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. В порядке кассационного производства указанные судебные акты не обжалованы.

 

1.5) Сторона сделки, из поведения которой явствует воля сохранить силу оспоримой сделки (пункт 1 статьи 168 ГК РФ), не вправе оспаривать эту сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать, когда проявляла волю на сохранение сделки (пункт 2 статьи 166 ГК РФ)

(дело №А09-12434/2017).

Между ЖСК (заказчиком) и МБУ (исполнителем) был заключен договор возмездного оказания услуг по вывозу и передаче на утилизацию отходов потребления. Приложением №1 к договору стороны согласовали адреса многоквартирных домов, количество проживающих человек, места нахождения контейнерных площадок, количество куб/м ТБО в год.

В ходе исполнения договора кооперативом составлен акт об отсутствии на контейнерных площадках контейнеров, принадлежащих  учреждению.

Полагая, что учреждение обязательства по договору об оказании услуг по вывозу и утилизации ТБО надлежащим образом не исполняются, а договор со стороны исполнителя заключен на заведомо ничтожных условиях об исполнении его своими силами и средствами, кооператив обратился в  суд с исковым заявлением о признании договора недействительным.

Суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 2 статьи 166, статьей 168 ГК РФ,  отказал в удовлетворении иска по тем основаниям, что материалами дела и вступившим в законную силу судебным актом по иному делу подтвержден факт оказания ответчиком услуг по вывозу и передаче на утилизацию отходов потребления. Кроме того, суд   установил, что истец в период действия договора обращался к ответчику с просьбой  о включении в перечень обслуживаемых  дополнительных домов, зная об обстоятельствах, на которые ссылался при обращении в суд с иском о недействительности договора, и пришел к выводу о том, что сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

Решение суда первой инстанции постановлением суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. В порядке кассационного производства указанные судебные акты не обжалованы.

 

1.6) Пропуск срока исковой давности по требованию о признании сделки недействительной при наличии соответствующего заявления ответчика является безусловным основанием для вынесения решения об отказе в иске

(дело №А09-14897/2017)

В рамках дела судом установлено, что между Администрацией  (продавцом) и обществом (покупателем) был заключен договор купли-продажи земельного участка для осуществления производственной деятельности. Договор в установленном законом порядке  прошел государственную регистрацию.

Ссылаясь на то, что договор купли-продажи заключен в нарушение требований действующего законодательства, поскольку на спорном участке находилось принадлежащее ему недвижимое имущество,  АО обратилось в суд  с исковым заявлением о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка.

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 167, 168, 181, 199 ГК РФ, пришел к выводу о недоказанности факта нахождения на земельном участке объектов недвижимости, принадлежащих истцу, и, установив, что исковое заявление подано в суд за пределами сроков исковой давности, о чём было заявлено ответчиком, отказал в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Решение суда первой инстанции постановлением суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. В порядке кассационного производства указанные судебные акты не обжалованы.

Аналогичный подход применён судом при рассмотрении дела №А09-9828/2017.

 

1.7) Переуступка прав и обязанностей по договору аренды земельного участка, предоставленного для комплексного освоения территории, и заключенному по результатам проведенного аукциона, в силу статьи 22 ЗК РФ невозможна ввиду установления положениями статьи 448 ГК РФ запрета такой переуступки. Следовательно, основания для признания условия такого договора аренды земельного участка о запрете переуступать права и обязанности арендатора по договору аренды недействительными по основаниям статьи 168 ГК РФ отсутствуют

(дело №А09-2372/2019).

Между Управлением имущественных отношений (арендодателем) и обществом (арендатором) на основании протокола о результатах аукциона по продаже права на заключение договора аренды земельных участков для комплексного освоения в целях жилищного строительства был заключен договор аренды земельных участков.

В дальнейшем в соответствии с кадастровыми паспортами земельных участков указанные земельные участки были разделены, новым образованным земельным участкам присвоены кадастровые номера и заключены типовые договоры аренды в отношении данных земельных участков.

В пункте 9.1 вышеуказанных договоров стороны установили, что арендатор не вправе осуществлять какие-либо сделки с правом аренды земельного участка (передача права аренды в залог, в качестве вклада в уставной капитал хозяйствующего субъекта в качестве паевого взноса, передача прав и обязанностей по договору аренды земельного участка третьему лицу, передача земельного участка в субаренду).

Вопреки установленному запрету арендатор заключил договоры с иным обществом о передаче прав и обязанности по поименованным выше договорам аренды и письменно уведомил Управление о состоявшейся  уступке. Договоры о передаче прав и обязанностей по договорам аренды вместе с другими необходимыми документами были сданы в Управление Росреестра для государственной регистрации.

 Основанием для обращения истца (арендатора) в арбитражный суд с иском о признании недействительными условий пункта 9.1 договоров аренды по основаниям статьи 168 ГК РФ послужило приостановление государственной регистрации.

Отказывая в удовлетворении иска, суд, руководствуясь нормами статьи 168, пункта 7 статьи 448 ГК РФ,  статьи 22 ЗК РФ, с учетом правовой позиции, изложенной в Определениях Верховного Суда РФ №308-ЭС17-17485 от 04.12.2017, № 306-ЭС18-17130 от 24.04.2019, указал, что в силу пункта 7 статьи 448 ГК РФ если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом. Таким образом, переуступка прав и обязанностей по договору аренды земельного участка, предоставленного для комплексного освоения территории, и заключенному по результатам проведенного аукциона, в силу статьи 22 ЗК РФ невозможна ввиду установления положениями статьи 448 ГК РФ запрета такой переуступки.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела было установлено, что истцом пропущен срок исковой давности, о чём заявил ответчик, что является безусловным основанием  для отказа в удовлетворении иска.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции, отменено в связи с принятием отказа истца от заявленных требований, и производство по делу прекращено.

 

1.8) Сделки, воля сторон по которым направлена на распоряжение зданием, строением, сооружением без соответствующего земельного участка или распоряжение земельным участком без находящихся на нем объектов недвижимости, если земельный участок и расположенные на нем объекты принадлежат на праве собственности одному лицу, являются ничтожными (дело №А09-3603/2019).

Общество 1 (далее – истец) обратилось в  суд  с иском к обществу 2 (далее – ответчику) о признании недействительным договора аренды и применении последствий недействительности сделки в виде признания отсутствующим права аренды земельного участка.

 Решением Арбитражного суда Брянской области иск удовлетворен. Судебный акт мотивирован наличием оснований для признания оспариваемой сделки недействительной, поскольку материалами дела установлен факт распоряжения ответчиком в отсутствие полномочий предоставленных законом или собственником частью спорного земельного участка, принадлежащего на праве собственности истцу.

Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРН, на спорном земельном участке находятся объекты недвижимого имущества, принадлежащие как истцу, так и ответчику.

 Между  истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) заключен договор аренды нежилых помещений, предметом которого являются принадлежащие арендодателю нежилые здания. Кроме того, между ответчиком (арендодатель) и истцом (арендатор) заключен договор аренды, по условиям которого арендодатель предоставил в пользование арендатора спорный земельный участок.

Ссылаясь на то, что договор аренды земельного участка является недействительной сделкой, нарушает права истца как собственника земельных участков, общество - истец  обратилось в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Руководствуясь статьями 167, 168, ГК РФ, подпунктом 5 пункта 1 статьи 1, пунктом 4 статьи 35 ЗК РФ, разъяснениями, изложенными в абзаце 2 пункта 11 постановления Пленума  Высшего  Арбитражного  Суда  Российской  Федерации   от  24.03.2005  № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», поскольку оспариваемый договор направлен на отчуждение земельного участка без соответствующих объектов недвижимости, расположенных на нём, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения требования истца о признании договора аренды недействительной сделкой.

Решение суда первой инстанции постановлением суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. В порядке кассационного производства указанные судебные акты не обжалованы.

 

2. Оспаривание сделок по основаниям нарушения требований Федерального закона № 135-ФЗ от  26.07.2006 «О защите конкуренции», Федерального закона №223-ФЗ от 18.07.2011 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», Федерального закона №44-ФЗ от 05.04.2013 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

 

Решение об отмене запроса котировок правомерно принято акционерным обществом  по  причине невозможности выполнения  по результатам закупок условия государственного контракта о привлечении соисполнителей из числа субъектов малого предпринимательства в объеме 65% от цены контракта, в связи с чем, в удовлетворении иска о недействительности договора отказано (дело №А09-2872/2019).

По итогам электронного аукциона по оказанию услуг по предоставлению доступа и использованию линий связи, сопровождению сети передачи данных и голоса по данным линиям связи, электронного обмена документами по электронным каналам и линиям связи до уровня финансовых органов муниципальных районов и городских округов области, главных распорядителей средств областного бюджета, а также бюджетных, казенных и автономных учреждений, как областных, так и муниципальных,  между департаментом финансов Брянской области (заказчиком) и победителем аукциона - акционерным обществом  (исполнителем) заключен государственный контракт  на оказание услуг для государственных нужд Брянской области. По условиям пункта 2.1.7 контракта исполнитель - акционерное общество - обязался в целях исполнения контракта привлечь к его исполнению субподрядчиков, соисполнителей из числа субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций в объеме не ниже 65% от цены контракта (в соответствии с частью 6 статьи 30 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»).  В целях исполнения вышеназванных условий контракта  в ЕИС и на официальном сайте акционерного общества была размещена открытая закупка у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика) на право заключения договора на оказание услуг. По указанной закупке между ответчиками - акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью (исполнителем) заключен договор.

Полагая, что договор заключен с нарушениями требований статей 15, 17 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», пункта 25.2 Положения о закупках товаров, работ, услуг акционерного общества, статьи 3 Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», статьи 93 Федерального закона от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»,  истец  обратился в арбитражный суд с заявлением о признании договора недействительным.

Как установлено судом, размещенные в ЕИС и на официальном сайте акционерного общества в целях исполнения условий госконтракта запросы котировок (конкурентные способы закупки)  впоследствии были отменены обществом. Суд пришел к выводу, что решение об отмене запроса котировок принято акционерным обществом по той причине, что результаты закупок не позволяли выполнить условие государственного контракта о привлечении соисполнителей из числа субъектов малого предпринимательства в объеме 65% от цены контракта. Руководствуясь нормами п. 25.2.20 Положения, в ЕИС и на официальном сайте акционерного общество разместило открытую закупку у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика) на право заключения договора на оказание услуг. С учетом изложенного суд первой инстанции не установил законных оснований для признания договора  по указанной закупке недействительным на основании статьи 168 АПК РФ, указав, что таких доказательств истцом не представлено.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлениями  судов апелляционной и кассационной инстанций.

 

3. Оспаривание сделок по основаниям нарушения требований Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

 

Обязательным условием признания сделки недействительной является доказанность нарушений прав и законных интересов заинтересованного лица вследствие заключения сделки с нарушениями, а выбранный способ защиты приведет к восстановлению нарушенного права или защите законного интереса.

(дело №А09-7244/2018).

Между Брянской городской администрацией (арендодатель) и МУП (арендатор) заключен договор аренды земельного участка. Участок по акту приёма-передачи передан арендатору, в ЕГРН внесена запись о регистрации обременения права.

В рамках процедуры банкротства предприятием проведены торги в форме открытого аукциона по реализации имущества и прав требования должника, победителем которых по лоту № 4 (право аренды земельного участка) признан гражданин Г.

По итогам торгов между предприятием  (продавец) и Г. (покупатель) заключен договор купли-продажи права аренды земельного участка.

Впоследствии между Г. (продавец) и обществом (покупатель) заключен договор купли-продажи права аренды спорного земельного участка. В этот же день между предприятием (цедент) и обществом (цессионарий) заключен договор уступки прав требования (цессии), по условиям которого цедент уступает цессионарию права и обязанности по договору аренды земельного участка. Общество платёжными поручениями перечислило на счёт Управления имущественных и земельных отношений Брянской городской администрации в качестве арендной платы денежные средства.

Полагая, что договор купли-продажи права аренды земельного участка, заключенный между предприятием и Г., является недействительной сделкой, Управление имущественных отношений Брянской городской администрации обратилось в суд.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался следующим.

В пункте 78 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что согласно абзацу первому пункта 3 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. Исходя из системного  толкования   пункта   1 статьи  1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки. Обязательным условием признания сделки недействительной в силу оспоримости является доказанность нарушений прав и законных интересов заинтересованного лица вследствие заключения сделки с нарушениями, а выбранный способ защиты приведет к восстановлению нарушенного права или защите законного интереса.

В рамках настоящего дела истец не доказал наличие материально-правового интереса в иске, не указал, какие именно его субъективные права и охраняемые законом интересы нарушены сторонами сделки, а также то, каким образом эти права и интересы будут восстановлены в случае реализации избранного способа судебной защиты.

Кроме того, судом принято во внимание, что в соответствии с частью 2 статьи 113 ГК РФ имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника (часть 2 статьи 295 ГК РФ). В силу подпункта 2 пункта 5 статьи 18 ФЗ от 14.11.2002 № 161-ФЗ, государственное унитарное предприятие, являющееся арендатором земельного участка, находящегося в государственной собственности, не вправе передавать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка другим лицам (перенаем). Вместе с тем, указанные правовые нормы не применяются к отношениям, регулируемым законодательством о банкротстве, так как нормы, регулирующие продажу имущества должника (банкрота) являются специальными по отношению к нормам о правовом режиме имущества унитарного предприятия. 

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для применения положения пункта 5 статьи 18 ФЗ от 14.11.2002 № 161-ФЗ не имеется.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением суда апелляционной инстанции. В кассационном порядке судебные акты не обжаловались.

 

4. Разрешение споров по искам о признании недействительными сделок в отношении  земельных участков.

 

4.1) Заявление о предоставлении земельного участка без проведения торгов в соответствии с пунктом 8 статьи 10 Федерального закона №101-ФЗ от 24.07.2002 в любом случае рассматривается по правилам статьи 39.18 ЗК РФ, при этом статус заявителя в качестве участника государственной программы поддержки сельского хозяйства не имеет специального правового значения. В случае нарушения органом местного самоуправления порядка опубликования извещения, договор аренды земельного участка, заключенный по результатам рассмотрения такого заявления, не может быть признан соответствующим нормам земельного законодательства

(дело №А09-6807/2018).

Постановлением Администрации на основании заявления обществу предварительно согласовано предоставление в аренду заявителю земельного участка.

Впоследствии постановлением администрации на основании заявления общества земельный участок предоставлен обществу в аренду сроком на пять лет в порядке, предусмотренном частью 8 статьи 10 Закона № 101-ФЗ, статей 11, 39.6, 39.8, 78 ЗК РФ. Между Администрацией (арендодатель) и обществом  (арендатор)  заключен договор аренды.

Полагая, что договор аренды земельного участка является ничтожной сделкой, поскольку заключен в нарушение требований действующего законодательства, а именно в отсутствие опубликования извещения о предоставлении спорного земельного участка обществу, что привело к ограничению возможности поступления заявлений от иных заинтересованных лиц, прокурор обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанций, руководствуясь статьями 166, 168 ГК РФ, статьей 39.6 ЗК РФ, нормами Закона № 101-ФЗ, исходил из того, что в рассматриваемом споре порядок предоставления земельных участков сельскохозяйственного назначения, установленный вышеуказанными нормами права, с учётом статуса арендатора сторонами оспариваемой сделки не нарушен, в связи с чем законных оснований для признания недействительным договора аренды не имеется.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанции, кассационный суд указал, что в силу положений пункта 1 статьи 39.6 ЗК РФ договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается на торгах, проводимых в форме аукциона, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 данной статьи. Из подпункта 12 пункта 2 статьи 39.6 ЗК РФ следует, что договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается без проведения торгов в случае предоставления: земельного участка крестьянскому (фермерскому) хозяйству или сельскохозяйственной организации в случаях, установленных Федеральным законом от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». 

Исходя из общих принципов земельного законодательства и содержания абзаца 2 пункта 8 статьи 10 Закона № 101-ФЗ и статьи 39.18 ЗК РФ возможность предоставления земельного участка без проведения торгов связана с отсутствием заявлений от иных заинтересованных лиц о предоставлении данного земельного участка. При этом ни положения ЗК РФ, ни Закон № 101-ФЗ не содержат иного порядка выявления иных лиц, заинтересованных в получении земельного участка по указанным основаниям, кроме порядка, указанного в статье 39.18 ЗК РФ, то есть путем опубликования извещения о предоставлении земельного участка. Следовательно, если в орган исполнительной власти или орган местного самоуправления, уполномоченные на распоряжение земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения, поступило несколько заявлений о предоставлении такого земельного участка в аренду, соответствующий земельный участок предоставляется в порядке, установленном статьей 39.18 ЗК РФ (пункт 8 статьи 10 Закона № 101-ФЗ). Таким образом, заявление о предоставлении земельного участка без проведения торгов в соответствии с пунктом 8 статьи 10 Закона № 101-ФЗ в любом случае рассматривается по правилам статьи 39.18 ЗК РФ. При этом статус заявителя в качестве участника государственной программы поддержки сельского хозяйства не имеет специального правового значения при рассмотрении заявления в порядке статьи 39.18 ЗК РФ.

В передаче кассационной жалобы администрации для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

 

4.2) При наличии двух претендентов заключение договора аренды на земельные участки, находящиеся в муниципальной собственности, возможно только посредством проведения аукциона (дело №А09-13448/2017).

В сельскую администрацию с заявлением о намерении приобрести в аренду земельный участок обратились два общества. Администрация письменно сообщила заявителям, что в связи с поступлением двух заявлений на право заключения договора аренды на один земельный участок будет проведён аукцион на право заключения договора аренды.

Первый заявитель направил ходатайство в районную администрацию, которая  отказала в предоставлении земельного участка со ссылкой на отсутствие права распоряжаться участками, находящимися в ведении сельской администрации.

Второй заявитель также обратился в районную администрацию, и по результатам обращения постановлением администрации района земельный участок был предоставлен этому обществу  в аренду. Также указанному обществу без торгов на основании решений районной администрации были предоставлен в аренду и второй земельный участок.

Первый заявитель обратился в суд с исковым заявлением к районной администрации и обществу - арендатору, в котором просил признать заключенные договоры недействительными и применить последствия их недействительности.

Суд установил, что отказ  районной администрации в рассмотрении поданного истцом заявления  о заключении договора является незаконным. Указал, что доказательств опубликования администрацией  района извещения о предоставлении в аренду земельных участков в нарушение норм действующего законодательства в материалы дела не представлено, что свидетельствует о нарушении порядка предоставления земельного участка.

Поскольку материалами дела подтверждено, что договоры аренды земельных участков были заключены в нарушение абзаца 2 части 8 статьи 10 Закона от 24.07.2002 №101-ФЗ, пункта 1 части 1 статьи 39.18 ЗК РФ, части 1 статьи 15 Закона от 26.07.2006 №135-ФЗ, указанные   сделки   квалифицированы   судом  как ничтожные по статье 168 ГК РФ.

Решение суда первой инстанции постановлением суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. В порядке кассационного производства указанные судебные акты не обжалованы.

Аналогичный подход изложен в решении суда по делу №А09-1875/2018. Решение суда по делу №А09-1875/2018 постановлением суда апелляционной инстанции также оставлено без изменения. В порядке кассационного производства указанные судебные акты не обжалованы.

 

4.3) Сам по себе факт подачи заявителем конкурентной заявки на выкуп принадлежащих муниципальному образованию долей в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения без предоставления доказательств использования земельных участков не свидетельствует о наличии у заявителя права на их выкуп в порядке пункта 4 статьи 12 Федерального закона №101-ФЗ от 24.07.2002, и не является основанием для проведения торгов

(дело №А09-12821/2017).

Сельская администрация опубликовала в печатном издании извещение о возможности приобретения 28/952 земельной доли в праве общедолевой собственности на земельный участок для сельскохозяйственного производства.

Общество, обрабатывающее указанные участки, направило заявление о приобретении 28/952 земельных долей в праве общей долевой собственности на земельный участок.

 Указанное заявление сельской администрацией было оставлено без ответа, договор купли-продажи не заключен. Впоследствии обществу стало известно о передаче долей иному лицу по договору купли-продажи. Полагая, что указанный договор купли-продажи является недействительной сделкой, поскольку заключен с нарушением требований Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» без торгов, истец обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Рассматривая спор по существу, суд исходили из следующего. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», к сделкам, совершаемым с долями в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, применяются правила Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно части 4 статьи  12 Федерального закона № 101-ФЗ в течение шести месяцев со дня возникновения права муниципальной собственности на земельную долю орган местного самоуправления вправе продать эту земельную долю сельскохозяйственной организации или крестьянскому (фермерскому) хозяйству, использующим земельный участок, находящийся в долевой собственности. Одним из условий реализации права на льготный выкуп принадлежащих муниципальному образованию долей в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения является использование сельскохозяйственной организацией (крестьянским (фермерским) хозяйством) земельного участка до регистрации права муниципальной собственности на земельные доли.

Из материалов дела следует, что заявитель не является правообладателем земельных участков, доля в праве общей долевой собственности на которые отчуждена по оспариваемым договорам, следовательно, с ним может быть заключен договор купли-продажи при условии фактического использования данных долей земельных участков.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями ЗК РФ, Федерального закона №101-ФЗ от 24.07.2002, учитывая, что исключительным правом приобретения земельных долей, находящихся в муниципальной собственности, обладают только сельскохозяйственная организация или крестьянское (фермерское) хозяйство, использующие земельный участок, при этом, пользование земельным участком должно осуществляться до возникновения права муниципальной собственности и публикации информации о возможности приобрести долю, а также установив, что на момент подачи заявления обществом не представлено каких-либо доказательств фактического использования земельного участка, пришел к выводу о том, что  факт подачи истцом конкурентной заявки на выкуп спорного земельного участка без предоставления доказательств использования земельного участка не свидетельствует о наличии у него права на его выкуп в порядке пункта 4 статьи 12 Федерального закона №101-ФЗ от 24.07.2002 и не является основанием для проведения торгов, в связи с чем администрацией при заключении оспариваемой истцом сделки не были нарушены нормы Федерального закона №101-ФЗ от 24.07.2002, а договор купли-продажи заключен в льготном порядке (без проведения торгов) с лицом, которое обрабатывало земли, и отказал в удовлетворении исковых требований.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлениями суда апелляционной и кассационной инстанций.

Аналогичный  подход  изложен  в  решениях суда по делам №№А09-12823/2017, А09-13503/2017,  А09-187/2018.   Решения   суда    первой    инстанции   по   делам   №А09-12823/2017, А09-13503/2017 оставлены без изменения постановлениями суда апелляционной и кассационной инстанций. Решение суда первой инстанции по делу №А09-187/2018 постановлением суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. В порядке кассационного производства указанные судебные акты не обжалованы.

 

4.4) Наличие выявленных в рамках государственного земельного надзора и неустранённых на момент обращения общества с заявлением о заключении договора купли- продажи нарушений земельного законодательства при использовании земли свидетельствует об отсутствии правовых оснований для продажи земельных участков без проведения торгов в соответствии с подпунктом 9 пункта 2 статьи 39.3 ЗК РФ, и влечёт недействительность заключенного с обществом договора

(дело №А09-7472/2018).

Акционерное общество обратилось с заявлением о приобретении земельных участков в собственность на основании положений пункта 4 статьи 10 Закона №101-ФЗ и подпункта 9 пункта 2 статьи 39.3 ЗК РФ.

Постановлением администрации района обществу был разрешен выкуп в собственность четырех земельных участков. Во исполнение указанного постановления между администрацией района (продавцом) и обществом (покупателем) был заключен договор купли-продажи.

Полагая, что договор купли-продажи земельного участка заключен с нарушением требований закона, посягает на публичные интересы, в связи с чем, подлежит признанию недействительным в силу ничтожности, первый заместитель прокурора Брянской области обратился в арбитражный суд с требованиями о признании договора недействительным.

 Удовлетворяя заявленные требования в части, суд указал, что в соответствии с пунктом 4 статьи 10 Закона №101-ФЗ и положениями подпункта 9 пункта 2 статьи 39.3  ЗК РФ условиями предоставления земельного участка, предназначенного для ведения сельскохозяйственного производства, являются: нахождение земельного участка в аренде более трех лет; отсутствие у уполномоченного органа информации о выявленных в рамках государственного земельного надзора и неустраненнных нарушениях законодательства Российской Федерации при использовании такого земельного участка; обращение заявителя с заявлением о заключении договора купли- продажи земельного участка до дня истечения срока его действия.

Материалами дела подтверждается наличие на дату заключения договора купли- продажи выявленных и неустраненных нарушений законодательства РФ при использовании трех земельных участков из четырёх, являющихся предметом спорного договора, в связи с чем, суд пришёл к выводу о нарушении при заключении договора установленного ЗК РФ порядка распоряжения земельными участками, поскольку их выкуп произведен в льготном порядке, без проведения торгов, что нарушает публичные интересы.

В связи с изложенным исковые требования были удовлетворены частично, признан недействительным договор купли-продажи в части продажи земельных участков, в отношении которых были выявлены и не устранены нарушения..

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлениями суда апелляционной и кассационной инстанций.

В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

 

5. Оспаривание односторонних сделок.

 

5.1) Итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Федеральным законом от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное (дело № А09-16929/2017).

Между администрацией (арендодатель) и обществом (арендатор) заключен договор аренды земельного участка на срок 5 лет с 12.03.2010 по 12.05.2015.

Дополнительным соглашением от 27.02.2015 установлен новый срок аренды: с 13.05.2015 по 13.03.2020.

Стороны согласовали, что размер арендной платы определяется в соответствии с нормативными актами, принятыми органами государственной власти и местного самоуправления и на 2010 год составляет 1770 рублей.

Впоследствии арендодатель направил арендатору уведомлением об увеличении в одностороннем порядке размера арендной платы, сославшись на отчет об оценке рыночной стоимости годового размера арендной платы за пользование земельным участком.

Не согласившись с арендной платой, указанной в уведомлении, общество обратилось к независимому оценщику, в соответствии с заключением которого величина рыночной стоимости годовой арендной платы земельного участка установлена в значительно меньшем размере.

Претензия общества с просьбой отменить либо признать нействительным  изменение в одностороннем порядке размера арендной платы за земельный участок, оформленное уведомлением, удовлетворена не была.

Полагая, что уведомление является односторонней сделкой, общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании  уведомления недействительным.

С учётом положений статей 166, части 1 статьи 168, статьи 424 ГК РФ, части 1-4 статьи 39.7 ЗК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания недействительной сделки, оформленной уведомлением комитета от 19.04.2017 № 419, поскольку регулирование  размера  арендной платы за земельный участок осуществляется в нормативном порядке, и принятие уполномоченными органами государственной власти и органами местного самоуправления нормативных правовых актов, изменяющих ранее установленные ставки арендной платы или методику их расчета, влечет изменение условий договоров аренды таких земельных участков независимо от воли сторон и без внесения в текст договоров соответствующих изменений. В рассматриваемом споре порядок начисления арендных платежей был изменен на основании постановления Правительства Брянской области, постановления администрации, согласно которым размер арендной платы определяется на основании рыночной стоимости аренды земельных участков, определяемой в соответствии с законодательством об оценочной деятельности.

Решение обжаловано в апелляционном и кассационном порядке, оставлено без изменения.

 

5.2) Решение об одностороннем отказе от исполнения контракта в связи с несоответствием поставляемого товара требованиям, установленным извещением об осуществлении закупки и (или) документацией о закупке требованиям к участникам закупки и (или) поставляемому товару, может быть обжаловано  по правилам об оспаривании односторонних сделок

(дело №А09-5675/2019).

По результатам проведенного электронного аукциона между районной администрацией города Брянска (заказчик) и обществом (поставщик) был заключен муниципальный контракт, по условиям которого поставщик обязался поставить наградную продукцию для нужд заказчика, а заказчик обязался принять и оплатить поставленный товар в соответствии с условиями настоящего контракта и спецификацией (приложение № 1).

Описание объекта закупки и характеристики наградной продукции указаны в техническом задании (приложение № 2 к муниципальному 3 контракту) и в приложении № 1 к техническому заданию «Характеристика товара».

Общество осуществило частичную поставку по товарной накладной в пределах установленного контрактом срока, оставшаяся часть продукции поставлена  с просрочкой.

По результатам проведенных Администрацией экспертиз поставленного товара установлено его несоответствие требованиям документации о закупке и муниципальному контракту.

Администрация направила в адрес общества решение об одностороннем отказе от исполнения муниципального контракта, указав на несоответствие поставленной  продукции требованиям к товару, установленным документацией о закупке, а именно требованиям, установленным в приложении № 2 к муниципальному контракту (техническое задание).

Полагая, что решение администрации об одностороннем отказе от исполнения муниципального контракта является недействительной сделкой, общество обратилось в  суд с иском о признании его недействительным.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суд установил, что поставленный в рамках муниципального контракта товар не соответствовал требованиям, установленным документацией о закупке и муниципальным контрактом, в том числе техническим заданием к нему, суд пришёл к выводу о наличии правовых оснований, предусмотренных пунктом 1 части 15 статьи 95 Федерального закона № 44-ФЗ, для принятия заказчиком решения об одностороннем отказе от исполнения контракта, в связи с чем отказал в удовлетворении исковых требований .

Решение Арбитражного суда Брянской области по указанному делу оставлено без изменения постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Арбитражного суда Центрального округа.

 

6. Практика рассмотрения споров о признании недействительными мнимых, притворных сделок (статья 170 ГК РФ)

 

Оспаривание мирового соглашения как притворной сделки отдельно от определения об его утверждении невозможно

(дело №А09-959/2018).

Между обществом-продавцом и обществом-покупателем были заключены договор купли-продажи недвижимого имущества и договор купли-продажи движимого имущества. Арбитражным судом в рамках спора по иску продавца к покупателю об исполнении договоров было утверждено мировое соглашение, производство по делу прекращено.

Продавец, полагая, что мировое соглашение является притворной сделкой, заключенной с  целью прикрыть другую сделку, обратился в суд с иском о признании  вышеуказанного мирового соглашения недействительным.

Суд первой инстанции исковые требования оставил без удовлетворения, указав, что оспаривание мирового соглашения отдельно от оспаривания судебного акта, которым мировое соглашение утверждено, не предусмотрено нормами действующего законодательства; оспорить утвержденное судом мировое соглашение можно только путем подачи жалобы на судебный акт, которым оно было утверждено (либо заявления о его пересмотре по новым или вновь открывшимся обстоятельствам).

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда решение Арбитражного суда Брянской области было оставлено без изменения. 

В кассационной инстанции  кассационная жалоба по существу не рассматривалась в связи с отказом в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока. Данный судебный акт был также обжалован, но оставлен без изменения.

 

7. Недействительность сделки, совершенной с нарушениями представителем или органом юридического лица условий осуществления  полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица (статья 174 ГК РФ).

 

Поскольку Уставом партии и Положением о порядке заключения гражданско-правовых договоров региональными и местными отделениями партии было установлено,  что заключение  договора, цена которого не превышает 100 000 руб., возможно структурным подразделением партии без предварительного согласования  с управлением исполнительного комитета партии, лицо, действовавшее от имени структурного подразделения партии при заключении договора, цена которого не превысила 100 000 руб., не вышло за пределы предоставленных ему полномочий, в связи с чем оснований для признания договора недействительным по статье  174 ГК РФ  не имеется

(дело №А09-16116/2015).

Между обществом (истец)  и региональным отделением политической партии (ответчик) был заключен договор аренды нежилого помещения. Размер ежемесячной постоянной составляющей арендной платы был определён сторонами в размере 500 руб.   Впоследствии истец в соответствии с условиями заключенного договора в одностороннем порядке отказался от его исполнения в связи с неоднократным нарушением арендатором обязанностей по внесению арендной платы. Помещение фактически было возвращено арендодателю без составления акта приёма-передачи. Констатируя неисполнение отделением партии обязанности по внесению арендной платы, общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по арендным платежам по договору аренды, процентов за пользование чужими денежными средствами и неустойки. Ответчик, не согласившись с заявленными требованиями, обратился в суд со встречными исковыми требованиями о признании договора аренды недействительным.

Удовлетворяя первоначальные исковые требования частично,  суд исходил из доказанности факта пользования ответчиком нежилым помещением и, соответственно,  возникновения у него в силу закона и условий договора обязанности оплачивать арендную плату за пользование помещением. Встречные требования суд оставил без удовлетворения, указав, что лицо, заключившее договор аренды нежилого помещения, не вышло  за пределы предоставленных ему полномочий.

В вышестоящие судебные инстанции данный акт не обжаловался.

8. Рассмотрение споров о признании недействительной сделок по основаниям статей 178, 179 ГК РФ.

 

8.1) Отсутствие надлежащих доказательств, свидетельствующих о кабальном характере сделки, и доказательств нарушении чьих-либо прав при заключении соглашения являются основанием к вынесению судом решения  об отказе в иске о признании такой сделки недействительной. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основания другим лицам полагаться на действительность сделки (дело №А09-12938/2017).

Между обществом с ограниченной ответственностью (истцом) и закрытым акционерным обществом (ответчиком) было заключено соглашение об урегулировании спора, связанного с исполнением основного обязательства, по которому вынесено решение Арбитражного суда Брянской области о взыскании убытков.

Согласно условиям пункта 2 соглашения стороны договорились о прекращении всех  обязательств, в том числе путем уплаты денежных средств с использованием безотзывных банковских аккредитивов, плательщиком по которым являлся акционер ответчика.

Несмотря на исполнение условий соглашения об уплате средств с использованием депозита, акционерное общество  от исполнения иных условий соглашения отказалось.

Полагая, что соглашение об урегулировании спора, повлекшее прекращение обязательств, является недействительной сделкой по признакам ничтожности и оспоримости, общество с ограниченной ответственностью  обратилось в суд.

 В обоснование своих доводов истец сослался на те обстоятельства, что указанное выше соглашение об урегулировании спора по своей сути представляет мировое соглашение, не должно было заключаться в виде самостоятельного документа, по существу не заключено, вследствие чего является ничтожным. Кроме того, по мнению истца, соглашение является кабальной сделкой, совершённой под влиянием насилия или угрозы, заключено с нарушением норм законодательства о банкротстве, и лица, подписавшие соглашение, злоупотребили своими правами.

Пунктом 1 статьи 179 ГК РФ установлено, что сделка, совершённая под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжёлых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Отказывая в удовлетворении требований, суд указал, что надлежащих доказательств, свидетельствующих о кабальном характере сделки, истцом представлено не было. Кроме того, исходя из оспоримого характера сделки,  судом были применены правила о сроке исковой давности в один год, который был истцом пропущен, и что является безусловным основанием для отказа в иске.

В вышестоящие судебные инстанции решение обжаловано не было.

 

8.2) Только при наличии в совокупности признаков, свидетельствующих о кабальности сделки (совершена потерпевшим лицом на крайне невыгодных для него условиях, вынужденно - вследствие стечения тяжелых обстоятельств, другая сторона сделки сознательно использовала эти обстоятельства) данная сделка может быть оспорена в судебном порядке. При этом самостоятельно каждый из признаков не является основанием для признания сделки недействительной по указанному мотиву (дела №№А09-648/2019, А09-10709/2018).

Между обществом и банком были заключены кредитные договоры и договоры об открытии кредитных линий, условиями которых предусмотрен порядок начисления комиссии за обслуживание кредита, а также процентная  ставка (плата за пользование кредитом).

Впоследствии стороны подписали дополнительные соглашения, которыми внесли изменения в пункты кредитных договоров, касающиеся комиссии за обслуживание кредитной линии в части увеличения размера процентов, и пункты, устанавливающие проценты за пользование кредита из расчета 0% годовых.

Полагая, что заключение указанных дополнительных соглашений ко всем кредитным договорам являлось отлагательным условием заключения мирового соглашения в рамках дела о банкротстве истца, и дополнительные соглашения заключены на крайне невыгодных условиях, которые заёмщик вынужден был совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, последний обратился в суд с исковым заявлением о признании дополнительных соглашений недействительными.

Оставляя без удовлетворения исковые требования, суд  посчитал, что доказательств, свидетельствующих о совершении сделки потерпевшим лицом на крайне невыгодных для него условиях, совершения данной сделки вследствие стечения тяжелых обстоятельств, о которых другая сторона знала и сознательно использовала эти обстоятельства, представлено не было. Суд указал, что истец, руководствуясь принципом свободы договора, выразил свое согласие на принятие соглашений к кредитным договорам на тех условиях, которые предложил банк

 Указанное решение Арбитражного суда Брянской области не было обжаловано в апелляционном порядке, в связи с чем, кассационная жалоба была возвращена заявителю.

Аналогичный   подход   был  применен судом   при    рассмотрении   дела   №А09-10709/2018, в рамках которого рассматривались встречные требования общества к муниципальному предприятию о признании  недействительным дополнительного соглашения к договору на возмещение затрат по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома.

Отказывая в удовлетворении встречного иска, суд указал, что согласно пункту 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.12.2013 № 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьей 179 Кодекса к элементам состава, установленного для признания сделки недействительной как кабальной, относится заключение сделки на крайне невыгодных условиях, о чем может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида. Вместе с тем, наличие этого обстоятельства не является обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной. Обязательными элементами состава кабальной сделки являются: - стечение тяжелых обстоятельств у потерпевшего; - крайняя невыгодность условий совершения сделки для потерпевшего; - причинная связь между стечением у потерпевшего тяжелых обстоятельств и совершением сделки на крайне невыгодных для него условиях; осведомленность контрагента потерпевшего о перечисленных обстоятельствах и использование сложившегося положения. Только при наличии в совокупности указанных выше признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности. Самостоятельно каждый из признаков в отдельности не является основанием для признания сделки недействительной как кабальной.

Проверив доводы заявителя, суд не установил наличия перечисленной совокупности признаков кабальности оспариваемой сделки.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изменения. В кассационном порядке судебный акт не обжаловался.

 

8.3) В удовлетворении иска о признании договора займа недействительным отказано, поскольку в силу диспозитивности норм гражданского законодательства о свободе договора истец, считая условия оспариваемого договора невыгодными для себя и общества, вправе был не подписывать договор либо требовать согласования спорных условий посредством направления ответчику протокола разногласий, ибо законом для истца не предусмотрена обязательность заключения оспариваемого договора

(дело №А09-16922/2017).

Между обществом 1 (займодавцем) и обществом 2 (заёмщиком) был подписан договор займа.

Общество 2 сообщило обществу 1 реквизиты для перечисления суммы займа. По указанным реквизитам денежные средства были перечислены платёжным поручением с указанием в качестве назначения платежа «Перечисление в уставной фонд согласно письма за Ф.» Впоследствии  общество 2 известило общество 1 об ошибочном указании назначения платежа.

Факт получения денежных средств по указанному поручению в качестве займа  общество 2 не оспаривало, однако обратилось в суд с требованиями о признании договора недействительным, полагая, что действия сторон при заключении договора являлись злоупотреблением права, направленным на нарушение его интересов.  Кроме того, истец указал, что договор фактически был подписан ранее даты, указанной в его тексте, с целью создать видимость займа, тогда как фактически денежные средства были перечислены в счёт внесения вклада в уставный капитал общества в связи с предстоящей сделкой купли-продажи доли в уставном капитале, которая не состоялась.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что спорный договор подписан сторонами без разногласий; при подписании оспариваемого договора истец был осведомлен о характере сделки, ее предмете и других обстоятельствах, имеющих значение для формирования воли, и обстоятельства, свидетельствующие о навязывании займодавцем заёмщику невыгодных условий, ограничение  его прав и ущемление интересов, отсутствуют. Кроме того, ссылки истца на недействительность договора, как мнимой сделки, прикрывающей сделку купли-продажи долей в обществе (пункт 1 статьи 170 ГК РФ) и  как  кабальной  сделки (пункт 3 статьи 179 ГК РФ) являются взаимоисключающими, поскольку сделка, совершенная без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, не может являться крайне невыгодной для ее сторон.

В вышестоящие инстанции судебный акт первой инстанции обжалован не был.

 

8.4) Суд отказывает в признании недействительным договора по основаниям ст.178 ГК РФ как совершенного под влиянием заблуждения относительно качеств его предмета, если установит, что истец не проявил должной осмотрительности при совершении спорной сделки

(дело №А09-9632/2018).

Между управлением имущественных отношений (арендодатель) и обществом (арендатор) 21.01.2014 был заключен договор аренды находящегося в областной собственности земельного участка для его комплексного освоения в целях жилищного строительства. Указанный земельный участок был передан арендодателем арендатору по акту приема-передачи. Обществу были выданы разрешения на строительство объектов капитального строительства. Впоследствии построенные объекты были введены в эксплуатацию, договор аренды расторгнут.

Общество обратилось в суд с исковым заявлением к Управлению, в котором просило признать недействительным соглашение о расторжении договора аренды земельного участка.

Решением суда заявленные требования оставлены без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции посчитал, что истцом в нарушение положений статьи 65 АПК РФ не представлено доказательств в обоснование заявленных доводов. Суд указал, что, подписывая оспариваемое соглашение о расторжении договора аренды земельного участка, стороны действовали добровольно, не по принуждению, истец был согласен с условиями спорного соглашения.  Общество не только направило оферту о прекращении арендных отношений с ответчиком, но и подписало соглашение о расторжении договора аренды земельного участка и исполнило возложенные на него обязанности, в том числе, по передаче земельного участка арендодателю (ответчику), на основании чего ответчиком было подано заявление о государственной регистрации прекращения права аренды.

По мнению суда при заключении спорной сделки истец не заблуждался относительно обстоятельств, на которые сделана ссылка в обоснование исковых требований. По спору о признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения, истец должен доказать умышленное введение его ответчиком в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки. При подписании соглашения о расторжении договора аренды истец обладал правоспособностью, понимал значение своих действий и представлял их последствия. Доказательств того, что истец умышленно был введен ответчиком в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения спорной сделки, а также о невозможности дальнейшего использования спорного земельного участка для завершения строительства, в материалы дела истцом не представлено. Представленные истцом доказательства не свидетельствуют о том, что действия ответчика при заключении спорного соглашения были направлены на введение истца в заблуждение.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В кассационном порядке судебный акт обжалован не был.

 

9. Оспаривание сделок  в рамках корпоративных споров.

 

9.1) Заключение между обществом и третьим лицом договора купли-продажи части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в отсутствие единогласного решения всех участников общества является основанием для признания указанного договора  недействительным

(дело №А09-457/2019).

В ЕГРЮЛ внесена регистрационная запись о выходе из состава участников общества гражданина М. Принадлежавшая ему доля в уставном капитале общества в размере 40% перешла к обществу.

Впоследствии между обществом (продавец) и С. (покупатель) заключен договор купли продажи части доли в уставном капитале общества, по условиям которого продавец передал покупателю часть доли в уставном капитале Общества в размере 20%.

Ссылаясь на то, что внеочередное собрание участников общества было проведено без его участия, подпись, проставленная от его имени в протоколе, ему не принадлежит, участник общества Ф. обратился в суд с иском о признании недействительными решения общего собрания участников общества, оформленного протоколом, договора купли-продажи части доли в уставном капитале общества, заключенного между обществом и С., и применении последствий недействительности сделки.

Удовлетворяя заявленные исковые требования, суд исходил из установления факта принятия участниками общества А. и Р. в отсутствие участника общества Ф. решения об отчуждении части доли в капитале общества в размере 20% С., что влечёт недействительность решения и заключенного во исполнение него договора по причине отсутствия единогласного решения всех участников общества.

В вышестоящие судебные инстанции решение не обжаловалось.

 

9.2) Недоказанность осведомлённости ответчика об отсутствии надлежащего одобрения сделки является достаточным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о признании недействительными крупных сделок, совершенных в нарушение порядка, установленного статьей 38   Федерального   закона   от   08.12.1995   №   193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации».

(дело №А09-3897/2018).

Между банком и сельскохозяйственным кооперативом (заёмщиком) был заключен договор об открытия кредитной линии. В качестве обеспечения исполнения заёмщиком обязательств по договору кредитной линии Банком с заемщиком заключены договоры  залога.

Полагая, что договоры об открытии кредитной линии и залога, являясь крупными сделками, совершены в нарушение порядка, установленного статьей 38 Федерального закона от 08.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», член кооператива обратился в арбитражный суд с иском о признании указанных сделок недействительными и применении последствий недействительности сделки в виде возврата полученных денежных средств по договору.

Суд оставил исковые требования без удовлетворения, сославшись на недоказанность истцом факта причинения оспариваемыми сделками убытков кооперативу или самому истцу, равно как и возникновение иных неблагоприятных последствий для них, находящихся в прямой причинно-следственной связи с этими сделками.  При этом суд также указал, что  Банк, получив перед заключением оспариваемых сделок выписку из протокола общего собрания членов СПК об одобрении заключения инвестиционного проекта и о предоставлении обеспечения по кредиту, действовал разумно и проявил должную степень осмотрительности, убедившись в наличии документа, подтверждающего одобрение сделки.

Определением Двадцатого арбитражного апелляционного суда производство по апелляционной жалобе прекращено в связи с отказом заявителя от жалобы.

 

9.3) Приобретение цессионарием по договору уступки прав и обязанностей по договору по заниженной цене при отсутствии должной осмотрительности и без проверки юридической судьбы имущества свидетельствует о недобросовестном характере действий цессионария, а также о совершении сделки на очевидно невыгодных для цедента (ООО) и его единственного участника условиях

(дело №А09-6226/2018).

Общество 1 в лице единственного участника Л. обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу 2 о признании недействительным договора уступки права аренды земельного участка, заключенного между обществом 1 и обществом 2, и применении последствий недействительности сделки.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично: признан недействительным договор, в остальной части иска отказано.

При вынесении решения суд руководствовался положениями пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25, где разъяснено, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Судом учтено, что оспариваемый истцом договор уступки права аренды земельного участка от  заключен обществом 1 на заведомо и значительно невыгодных условиях, при этом общество 2 при должной степени заботливости и осмотрительности не могло не знать о явном ущербе для истца сделки по уступке права аренды земельного участка, что является очевидным для любого обычного контрагента, тем более профессионального участника строительной деятельности, в момент заключения сделки. Проявляя необходимую степень осмотрительности ответчик должен был предпринять разумные меры, направленные на проверку юридической судьбы приобретаемого права аренды на земельный участок, следуя стандартам поведения участника гражданского оборота, установленным частью 3 статьи 307 ГК РФ. Более того, согласие арендодателя на заключение оспариваемой сделки отсутствовало, что в совокупности с установленными судом области обстоятельствами подтверждает недобросовестность действий директора общества 1, являвшейся на момент заключения спорной сделки работником общества 2, в результате чего обществу 1 причинен значительный ущерб (в отсутствие обстоятельств, позволяющих считать их экономически оправданными).

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Арбитражного суда Центрального округа производство по кассационной жалобе прекращено в связи с отказом заявителя от кассационной жалобы.

 

9.4) Суд отказывает в удовлетворении требований о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, недействительной при наличии одного из следующих обстоятельств: не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо не доказано возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

(дело №А09-16428/2017).

Между обществом 1 (хранитель) и обществом 2 (поклажедатель) заключен договор хранения.

Поскольку в требовании возвратить переданный на хранение товар ему было отказано, поклажедатель (общество 1) обратился в арбитражный суд с иском  к хранителю (обществу 2) об обязании передать  товар, находящийся на хранении.

Вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотреннному делу исковые требования удовлетворены. Платежным поручением поклажедатель оплатил услуги по хранению товара в размере 5 500 рублей, которые  впоследствии были возвращены хранителем также платежным поручением с указанием на отсутствие оснований для получения платежа.

 Ссылаясь на то, что договор хранения является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, заключен с нарушением порядка одобрения данной сделки, предусмотренного статьей 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а также является убыточным и совершен в ущерб интересам общества,  участник общества 2 обратился в арбитражный суд с иском о признании договора недействительным.

Приходя к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности причинения либо возможности причинения обществу 2 и его участнику убытков в связи с заключением оспариваемого договора, а также из тех обстоятельств, что указанный договор совершен в процессе обычной хозяйственной деятельности. Судом указано, что правовые основания для признания договора хранения  недействительным отсутствуют ввиду заключения данного договора в рамках обычной хозяйственной деятельности, в связи с чем, он не подлежал одобрению в порядке статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа решение Арбитражного суда Брянской области и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

9.5) Участник общества с ограниченной ответственностью (продавец доли),  заявляющий требования в суд о признании сделки недействительной и взыскании убытков, не вправе ссылаться на свидетельские показания, в связи с чем должен представить письменные доказательства, подтверждающие, что другой стороной были даны заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, и эти заверения повлияли на волю истца при заключении договора (дело №А09-1363/2019).

Между участником 1 (продавец) и участником 2 (покупатель) заключен договор купли-продажи доли в уставном капитале общества. Размер принадлежащей продавцу доли в уставном капитале общества составляет 50%. Согласно договору стороны оценили указанную долю в уставном капитале общества в 17 000 000 руб.  Заключенный договор удостоверен в нотариальном порядке.

 Ссылаясь на то, что договор купли-продажи доли в уставном капитале общества заключен с нарушением положений статей 167, 421, 424, 431.2 ГК РФ, статей 6, 8, 9, 14, 21 ФЗ «Об  обществах  с  ограниченной  ответственностью», статьи 28 Федерального закона «О защите конкуренции», положений пунктов 6.1.4 Устава общества, участник общества 1 обратился в арбитражный суд с иском о признании договора недействительным по тем основаниям, что соглашение о цене сделки заключено на заведомо невыгодных условиях в силу сложившихся тяжелых жизненных обстоятельств  продавца.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд учёл, что истец не представил письменных доказательств, подтверждающих, что ответчик перед заключением оспариваемого договора купли-продажи представил ему какие либо заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, в том числе о цене спорной доли в уставном капитале или действительной стоимости доли истца в уставном капитале. Кроме того, не было представлено доказательств, свидетельствующих,  что от ответчика или от других лиц, действующих в его интересах, исходили какие-либо действия принуждения в адрес истца, его родственников и членов семьи, что явилось непосредственной причиной заключения оспариваемого договора.  Также отсутствовали доказательства того, что сделка совершена с пороком воли и имеет признаки кабальной сделки, доказательства злоупотребления правом со стороны ответчика с целью причинения вреда истцу, равно как и доказательства отсутствия воли истца на заключение договора на изложенных в нем условиях в материалах дела отсутствуют.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа решение Арбитражного суда Брянской области и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

 

9.6) Продажа имущества по цене ниже рыночной сама по себе не является доказательством причинения истцу явного ущерба, о чем другая сторона сделки (покупатель) знала или должна была знать. Ни размер стоимости готовых квартир, ни размер стоимости права требования, возникшего из заключенных ранее договоров долевого участия в строительстве, не являются безусловными основаниями для удовлетворения требований истца о признании такого договора купли-продажи недействительным.

(дело №А09-3896/2018).

Между обществом и П. было заключено девять договоров участия в долевом строительстве в жилом доме.  Согласно условиям пунктов 2.1 договоров цена долевого участия включает в себя стоимость строительства объекта долевого участия и сумму денежных средств на оплату услуг застройщика по фактическим затратам. Кроме того, стороны установили, что цена договора является твёрдой, не подлежит изменению за исключением отклонения фактических площадей объекта свыше 1,5 кв.м, а экономия денежных средств остаётся в распоряжении застройщика.

Денежные средства перечислены участником долевого строительства по всем договорам в полном объёме, что не оспаривалось в ходе судебного разбирательства ни истцом, ни ответчиком.

Ссылаясь на то, что вышеперечисленными сделками обществу причинен значительный ущерб, поскольку продажа имущества произведена по заниженной цене, участник общества обратился в суд с иском о признании сделок недействительными на основании пункта 2 статьи 174 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из отсутствия доказательств, с достоверностью и достаточностью подтверждающих недействительность оспариваемых сделок. При этом суд указал, что в спорной ситуации за истцом сохраняется право предъявить требования о возмещении убытков при их доказанности к единоличному исполнительному органу, в лице которого заключены оспариваемые сделки.

Аналогичный спор был рассмотрен в рамках дела №А09-3890/2018.

Постановлениями Двадцатого арбитражного апелляционного суда решения суда первой инстанции по обоим делам оставлены без изменения.

Постановлениями Арбитражного суда Центрального округа решения Арбитражного суда Брянской области и постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда отменены, производство по делам прекращено в связи с утверждением мирового соглашения.

 

9.7) Условия договоров залога о размере залоговой стоимости имущества сами по себе не нарушают прав участников дела о банкротстве и не влияют на размер удовлетворения требований кредиторов либо на размер стоимости оставшегося после удовлетворения требований кредиторов имущества. В связи с этим в удовлетворении иска участника общества-должника о признании договора залога частично недействительным отказано.

(дело №А09-9489/2018).

Между банком и открытым акционерным обществом заключен договор кредитной линии.

Исполнение обществом  обязательств перед банком по договору кредитной линии  было обеспечено залогом (договор залога (ипотеки) недвижимого имущества  и договором залога оборудования).

Впоследствии заёмщик признан банкротом, требование банка о взыскании задолженности включено в реестр требований кредиторов общества как обеспеченное залогом имущества.

Полагая, что установленная договорами залога залоговая стоимость имущества, является заниженной, участник общества-должника обратился в суд с иском о признании договоров залога в части установления залоговой стоимости недействительными.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из необоснованности заявленных истцом требований, и указал, что заявителем не приведены основания недействительности сделки, предусмотренные ГК РФ либо Федеральным законом от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», которые могли бы привести к признанию недействительной оспоримой сделки. Приведенные истцом основания, нарушаюшие, по мнению истца, его права, как участника общества (права на ликвидационную квоту), являются специальными, предусмотренными Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». В силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника по специальным основаниям подается в суд, рассматривающий̆ дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника (включая сделки с недвижимостью).

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

 

Обобщение судебной практики подготовлено председателем второго судебного состава коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных  правоотношений,  Данилиной О.В.  и судьями второго судебного состава Поддубной И.С. и Лемешко Г.Е.

 

Сервис временно не доступен