Арбитражная практика

УТВЕРЖДЕНА

Постановлением Президиума

Арбитражного суда

Брянской области

от 17 декабря 2019 года

 

СОГЛАСОВАНА

с Арбитражным судом

Центрального округа;

письмо исх. № 84 от 29.01.2020

(наш. вх. № 116  от 30.01.2020)

 

Справка

по результатам обобщения практики   Арбитражного суда   Брянской   области

по рассмотрению споров о привлечении   контролирующих    должника   лиц  к

ответственности при банкротстве в период с 2017 года по 1 полугодие 2019 года

 

В соответствии с планом работы Арбитражного суда Брянской области на второе полугодие 2019 года произведено обобщение судебной практики по рассмотрению в период 2017 года - 1 полугодие 2019 года обособленных споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности с целью  выявления вопросов, вызывающих затруднения при рассмотрении споров и послуживших основанием для отмены судебных актов судами вышестоящих инстанций, а также обеспечения формирования единообразной судебной практики.

В период с 01.01.2017 по 30.06.2019 Арбитражным судом Брянской области рассмотрено 73 заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности по обязательствам должника, из них:

- по 13 заявлениям судом вынесены определения о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности (дела                              №№ А09-659/2019, А09-8343/2016, А09-482/2015, А09-8355/2015, А09-9461/2013,            А09-8763/2012, А09-5041/2016, А09-9746/2013, А09-7777/2013, А09-7857/2015,          А09-3179/2017, А09-2083/2017 (2 заявления)),

- по 6 заявлениям признано доказанным наличие оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, производство по обособленным спорам приостановлено до окончания расчетов с кредиторами в соответствии с пунктом 7 статьи 61.16 Закона о банкротстве (дела №№ А09-1182/2016, А09-5950/2014, А09-12264/2016, А09-8447/2016, А09-2014/2017, А09-16692/2015);

- по 43 заявлениям судом отказано в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам общества (дела                     №№ А09-9345/2015, А09-15581/2017, А09-8356/2015, А09-11658/2017, А09-16942/2017, А09-10915/2017,   А09-16942/2017,   А09-3071/2014,  А09-10673/2016,  А09-10743/2016,

А09-482/2015,  А09-3691/2015, А09-10627/2012, А09-11869/2015,   А09-10593/2013,

А09-16125/2015,     А09-7912/2013    (4 заявления),    А09-6688/2016,      А09-19398/2016,

А09-11873/2014,   А09-11764/2017,  А09-7149/2010,  А09-11999/2017,  А09-11550/2015, А09-14279/2017,   А09-9287/2014,   А09-3762/2016,    А09-1423/2017,     А09-14684/2017,

А09-8740/2016,   А09-14664/2015,   А09-7777/2013,   А09-10429/2015,    А09-11810/2016,

А09-9231/2018,   А09-8672/2016,   А09-11283/2015,   А09-13735/2017,    А09-11900/2018,

А09-14076/2014);

- по 9 заявлениям производство по обособленным спорам прекращено (дела    №№ А09-15581/2017, А09-3692/2015, А09-2536/2014, А09-9019/2016, А09-6597/2014, А09-6062/2016, А09-3406/2018, А09-13026/2018, А09-13561/2015); из них по                           3 обособленным спорам в связи с отказом от заявленных требований (дела                №№ А09-15581/2017, А09-3692/2015, А09-13561/2015), по 1 обособленному спору в связи со смертью ответчика и ликвидацией ответчика (дело № А09-6597/2014), по                  3 обособленным спорам в связи с прекращением производства по делу о банкротстве (дела №№ А09-2536/2014, А09-9019/2016, А09-3406/2018), по 2 обособленным спорам применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

- 2 заявления оставлены без рассмотрения (дела №№А09-7912/2013, А09-6789/2014).

За данный период обжалованы судебные акты в порядке апелляционного производства по 30 делам и  в порядке кассационного производства по 10 делам.

Судом апелляционной инстанции отменены 3 судебных акта (дела №№ А09-9019/2016, А09-2083/2017, А09-9746/2013), в том числе с направлением одного дела на новое рассмотрение (дело № А09-9019/2016); не рассмотрены на дату составления справки апелляционные жалобы по 2 делам (дела №№ А09-14279/2017, А09-7857/2015).

Судом кассационной инстанции отменены с направлением на новое рассмотрение 6 судебных актов по 5 делам (дела №№ А09-3071/2014 (2 отмены по делу), А09-8343/2016, А09-3179/2017, А09-16692/2015, А09-7777/2013).

При рассмотрении данной категории споров судьи руководствовались:

Гражданским кодексом Российской Федерации – далее ГК РФ;

Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации – далее АПК РФ.

Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» – далее Закон о банкротстве;

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» –  далее Пленум № 53;

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 01.07.1996 (ред. от 25.12.2018) «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» – далее Пленум № 6/8.

Обзором судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.12.2016) – далее Обзор от 20.12.2016.

Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 06.07.2016) – далее Обзор № 2 (2016).

Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 137»О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» - далее информационное письмо № 137.

 

По результатам проведённого обобщения судебной практики можно выделить следующие подходы, применяемые судьями при рассмотрении обособленных споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

 

1. Ответственность контролирующих должника лиц и руководителя должника является гражданско-правовой, в связи с чем привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности осуществляется по правилам статьи 15 ГК РФ.

Для привлечения виновного лица к гражданско-правовой ответственности необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом, вину причинителя вреда.

Конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении бывшего руководителя и собственника имущества должника – унитарного предприятия к субсидиарной ответственности на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве.

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий сослался на то, что принятие решения об изъятии из хозяйственного ведения должника имущества, в том числе 12 объектов недвижимости, в отсутствие решения вопроса об источнике финансирования погашения обязательств перед кредиторами привело к невозможности погашения требований кредиторов должника.

Исследовав и оценив собранные по делу доказательства, суд установил, что конкурсным управляющим не представлено доказательств наличия совокупности требуемых законом условий для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, предусмотренных ст.15 ГК РФ, и доказательств того, что банкротство должника и неспособность его удовлетворять требования кредиторов были обусловлены исключительно действиями собственника имущества должника – унитарного предприятия по изъятию имущества, а также обращением руководителя к собственнику имущества об изъятии неиспользуемого в уставной деятельности имущества, в связи с чем, в удовлетворении заявленных требований судом было отказано.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций определение суда первой инстанции оставлено без изменения (дело А09-11869/2015).

 

2. Контролирующие должника лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 10, пунктом 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве по мотиву не исполнения обязанности по подаче заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) в срок, предусмотренный статьёй 9 Закона о банкротстве.

Конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении бывших руководителей должника (№1 и №2) к субсидиарной ответственности по обязательствам общества на основании статьи 10 Закона о банкротстве.

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий сослался на то, что руководителями общества ненадлежащим образом исполнялись возложенные на них обязанности, в том числе, не исполнена установленная пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве обязанность по подаче заявления о признании общества несостоятельным (банкротом).

Возражая относительно даты возникновения у руководителя должника обязанности по обращению в суд с заявлением о признании общества банкротом, ответчики указали на то, что по состоянию на указанную конкурсным управляющим дату у бывшего руководителя №1 были основания полагать, что финансовые трудности преодолимы; планировалось начало строительства второй очереди дома и предпринимались меры по разделу арендованного под строительство земельного участка.

По результатам рассмотрения заявленных требований суд пришел к выводу о том, что объективное банкротство общества, а именно критический момент, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объёме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей, наступило 28.04.2015.

При этом, начиная с указанной даты, удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов могло привести к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами.

До указанной даты руководитель общества, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата.

Следовательно, обратиться в суд с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом) руководитель обязан был не позднее 28.05.2015.

В этой связи суд посчитал заявление конкурсного управляющего о привлечении бывшего руководителя №1, исполнявшего обязанности генерального директора общества в период с 01.09.2010 по 03.03.2015, не обоснованным.

Учитывая, что по состоянию на 28.05.2015 руководителем общества являлся бывший руководитель № 2, а также то, что субсидиарная ответственность наступила по тем обязательствам должника, которые возникли после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, т.е. в данном случае после 28.05.2015, суд привлек к субсидиарной ответственности руководителя №2.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций определение суда первой инстанции оставлено без изменения (дело № А09-8355/2015).

 

Аналогичный правовой подход применён при рассмотрении обособленного спора по делу № А09-9461/2013.

 

В другом случае конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывших руководителей должника (четырех физических лиц) на основании  пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве.

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий сослался на то, что бывшими руководителями не была своевременно исполнена обязанность по подаче заявления о признании должника несостоятельным (банкротом).

В части требований о привлечении к субсидиарной ответственности бывших руководителей должника (двух физических лиц) конкурсный управляющий полагал, что обязанность по обращению в суд с соответствующим заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) возникла в 2015-2016 годах.

Вместе с тем судом установлено, что в указанный период активы должника значительно превышали имеющиеся обязательства перед кредиторами, в связи с чем, в указанный период признаки неплатежеспособности отсутствовали.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в части привлечения к субсидиарной ответственности иных руководителей должника в связи с их уклонением от обязанности по подаче в арбитражный суд заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) и продолжением осуществления уставной деятельности, накапливанием задолженности, суд пришел к выводу, что заявителем не представлено доказательств наличия признаков неплатежеспособности при условии наличия значительного объема активов должника.

При этом в отношении одного из ответчиков конкурсным управляющим не было представлено доказательств того, что данное лицо являлось лицом, контролирующим деятельность должника.

Постановлением суда апелляционной инстанции определение суда первой инстанции оставлено без изменения (дело № А09-14279/2017).

 

Аналогичный правовой подход применен при рассмотрении обособленных споров по делам №№ А09-6688/2016, А09-8447/2016, А09-11873/2014, А09-16125/2015, А09-10915/2017, А09-16942/2017.

 

3. Презумпция доведения до банкротства по основаниям, предусмотренным подпунктом 3 пункта 4 статьи 10, подпунктом 1 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве в результате совершения сделки (ряда сделок), может быть применена к контролирующему должника лицу, если данной сделкой (сделками) причинен существенный вред кредиторам.

Конкурсный управляющий (заявитель) обратился с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам должника на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве, ссылаясь на совершение указанным лицом сделок, повлекшим причинение имущественного вреда должнику и его кредиторам.

По мнению заявителя бывшим руководителем должника заключен ряд договоров купли-продажи с иностранными контрагентами на заведомо невыгодных для должника условиях, что привело в совокупности к прекращению исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей из-за недостаточности денежных средств.

Проанализировав спорные сделки должника, суд установил, что их заключение на указанных условиях привело к росту денежных обязательств должника перед иными кредиторами, не отвечало экономической целесообразности, что в дальнейшем повлекло неплатёжеспособность предприятия и рост задолженности перед иными кредиторами.

Также судом было установлено, что ввиду ненадлежащего учета бухгалтерской документации, а также хранения документов, относящихся к международным контрактам, в рамках искового производства должнику было отказано в удовлетворении заявленных требований к иностранному контрагенту о взыскании суммы предварительной оплаты за товар в размере 115 896 долларов США со ссылкой на недоказанность перечисления денежных средств в заявленном размере на счет, указанный в заключенном между сторонами контракте.

Кроме того, судом было установлено, что ранее в рамках дела о банкротстве общества определением суда первой инстанции было удовлетворено заявление конкурсного управляющего о признании недействительной сделкой соглашения о зачете, подписанного между должником и одним из кредиторов.

При этом суд исходил из того, что оспариваемая сделка повлекла предпочтительное удовлетворение требований одного из кредиторов должника при условии наличия непогашенных требований иных кредиторов, которые были впоследствии включены в реестр требований должника.

В этой связи суд пришел к выводу о доказанности наличия как противоправности и виновности поведения бывшего руководителя должника, так и причинно-следственной связи между таким поведением и вредом, выразившимся в невозможности удовлетворения требований кредиторов за счёт имущества должника.

Оценив вышеизложенное, суд признал доказанным наличие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника.

Постановлением суда апелляционной инстанции определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационном порядке судебные акты судов первой и апелляционной инстанций не обжалованы (дело № А09-12264/2016).

 

В рамках иного дела о несостоятельности (банкротстве) конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника бывших руководителей и участников должника в порядке пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве, ссылаясь на то, что ответчики своими действиями по одобрению сделок должника, признанными в последующем судом недействительными, привели к прекращению финансово-хозяйственной деятельности должника, неплатежеспособности и, как следствие, к признанию должника несостоятельным (банкротом).

В ходе рассмотрения обособленного спора о признании сделок должника недействительными судом установлено, что протоколами совета директоров и общим собранием участников должника было принято решение одобрить совершение сделок по внесению движимого и недвижимого имущества должника в уставный капитал вновь создаваемого юридического лица, оцененного органами управления должника в 114 664 393 руб. 36 коп. При этом судом установлено, что на тот момент предприятие не имело материальной и финансовой возможности погасить все имеющиеся у него перед кредиторами обязательства, и только осуществление хозяйственной деятельности с использованием своих основных средств могло способствовать восстановлению нормальной платежеспособности должника.

Удовлетворяя заявленные требования о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, суд отметил, что совершение оспариваемых сделок по передаче имущества привело в конечном итоге к банкротству предприятия, выводу из конкурсной массы ликвидного имущества, ущемлению прав остальных кредиторов, поскольку они лишились возможности получить удовлетворение по своим требованиям, предъявленным к должнику, причинению вреда имущественным правам кредиторов.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций определение суда первой инстанции оставлено без изменения (дело № А09-8763/2012).

 

Аналогичный правовой подход применён при рассмотрении обособленных споров в рамках дел №№ А09-1182/2016, А09-2083/2017 (определение суда от 05.09.2018), А09-8447/2016.

 

В другом случае, отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, обратившегося с заявлением о привлечении бывшего руководителя (учредителя) к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам должника на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве и взыскании с него убытков, суд принял во внимание следующие обстоятельства.

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий сослался на то, что в результате заключения должником в лице бывшего руководителя спорных договоров был причинен существенный вред имущественным правам кредиторов, выразившийся в увеличении имущественных требований к должнику, в выводе имущества должника, являющегося залоговым, и, как следствие, к невозможности полного погашения должником задолженности перед всеми кредиторами. Кроме того, на момент совершения сделок по отчуждению имущества должник отвечал признаку неплатежеспособности и недостаточности имущества, так как уже не исполнял обязательства по кредитным договорам, на основании которых была взыскана задолженность и подано заявление о банкротстве общества, удовлетворенное позднее судом.

Вместе с тем, суд при рассмотрении заявления пришел к выводу, что конкурсный управляющий не представил надлежащих, достоверных и достаточных доказательств того, что указанные сделки являлись значимыми для должника (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно являлись существенно убыточными, стали причиной банкротства должника, то есть без них объективное банкротство не наступило бы, и того, что указанными сделками причинен существенный вред имущественным правам кредиторов, выразившийся в невозможности полного погашения их требований.

Постановлением суда апелляционной инстанции определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В порядке кассационного производства судебные акты первой и апелляционной инстанций не обжалованы (дело № А09-9345/2015).

 

Аналогичный правовой подход применен при рассмотрении обособленных споров в рамках дел №№ А09-15581/2017, А09-16942/2017, А09-14076/2014, А09-10593/2013.

 

4. Обращаясь с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным подпунктом 2 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий обязан обосновать и представить надлежащие, достоверные и достаточные доказательства того, что непередача бухгалтерской и иной документации, имущества должника привела к невозможности формирования и последующей реализации конкурсной массы должника.

 

Конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам должника на основании подпункта 2 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве, ссылаясь на неисполнение бывшим руководителем должника обязанности, установленной Законом о банкротстве, по передаче бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей, в связи с чем отсутствие надлежащих первичных документов и материальных ценностей лишило конкурсного управляющего возможности полностью исполнить обязанности по выявлению и возврату имущества должника, предъявлению к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требований о её взыскании, что повлекло невозможность формирования конкурсной массы и удовлетворения требований кредиторов.

По результатам рассмотрения заявленных требований суд пришел к выводу, что указанные выше обстоятельства влекут невозможность удовлетворения требований, включенных в реестр требований кредиторов должника, а также текущих платежей в деле о банкротстве, что, в свою очередь, является основанием для привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности, и удовлетворил заявление конкурсного управляющего.

В апелляционном и кассационном порядке судебный акт не обжаловался (дело № А09-482/2015).

 

Аналогичный правовой подход применен при рассмотрении обособленных споров по делам №№ А09-5041/2016, А09-9461/2013, А09-5950/2014.

 

5. Руководитель должника освобождается от субсидиарной ответственности лица, если докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, пока выполнение плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

 

Конкурсный кредитор обратился с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам должника на основании пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве.

По мнению конкурсного кредитора, бывший руководитель должен был обратиться с заявлением о признании общества банкротом не позднее указанной им даты и обеспечить финансирование процедуры банкротства, поскольку продолжение деятельности без принятия мер по улучшению финансового состояния при отрицательных чистых активах создает возможность злоупотреблений, введения контрагентов в заблуждение относительно финансовой устойчивости общества, ведет к нарушению прав и законных интересов других лиц (в том числе кредиторов и потребителей).

Возражая относительно удовлетворения заявленных требований, бывший руководитель сослался на то, что на момент неисполнения обязательств по погашению кредиторской задолженности у него была полная уверенность в устойчивом финансовом состоянии общества, были заключены договоры на строительство объектов производственного, социального и жилищного назначения на длительный период (2015, 2016 и 2017 годы; в период с 01.10.2013 по 24.05.2016), просроченная задолженность по уплате обязательных платежей у общества отсутствовала, все текущие платежи оплачивались своевременно; задолженность перед кредитором-заявителем возникла, когда генподрядчик прекратил выделять денежные средства на строительство объектов.

Суд, установив, что по данным бухгалтерского баланса с учетом выполненных строительно-монтажных работ, неоплаченных подрядчиком, дебиторская задолженность превышала кредиторскую в значительном размере, и, учитывая специфику деятельности должника, пришел к выводу, что по состоянию на указанную кредитором дату и на дату заключения с ним договора субподряда общество не обладало признаками объективного банкротства, а бывший руководитель должника добросовестно рассчитывал на преодоление в разумный срок временных финансовых затруднений, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, отказал в удовлетворении заявленных требований.

Определение суда не обжаловалось (дело № А09-10673/2016).

 

Аналогичный правовой подход применен при рассмотрении обособленных споров по делам №№ А09-10743/2016, А09-8356/2015, А09-13735/2017.

 

6. Расходы на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и судебные расходы по делу о банкротстве подлежат учёту при определении размера субсидиарной ответственности.

 

Конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника.

Определением суда от 25.09.2017 заявленные требования конкурсного управляющего удовлетворены за исключением вознаграждения арбитражного управляющего.

Постановлением арбитражного апелляционного суда от 29.11.2017 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Разрешая спор, суд первой и апелляционной инстанции, пришли к выводу, что расходы на выплату вознаграждения арбитражному управляющему не могут быть включены в состав субсидиарной ответственности.

Отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанции и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал, что в Законе о банкротстве не содержатся положения, которые позволяют сделать вывод о том, что расходы на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и судебные расходы не могут быть включены в состав показателей субсидиарной ответственности.

При новом рассмотрении суд удовлетворил требования, заявленные конкурсным управляющим, в полном объёме, сославшись на пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве, в силу которого размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника (к которым относится вознаграждение арбитражного управляющего).

Определение суда первой инстанции обжаловано не было (дело № А09-8343/2016).

 

Справка по обобщению судебной практики подготовлена судьями третьего судебного состава:   А. В. Назаров, В. А. Супроненко, О. А. Артемьева.

 

 

Сервис временно не доступен