Арбитражная практика

Рассмотрена на заседании Президиума

Арбитражного суда Брянской области

12 декабря 2018 года

с учетом рекомендаций Арбитражного суда Центрального округа

Справка

по результатам обобщения судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением законодательства о неустойке как способе обеспечения исполнения обязательств за период 2017 год  - первое  полугодие 2018 года.

 

В соответствии с планом работы Арбитражного суда Брянской области на второе полугодие 2018 года, утвержденным Приказом от 28.06.2018 №95, изучена судебная практика рассмотрения Арбитражным судом Брянской области дел, связанных с применением законодательства о неустойке как способе обеспечения исполнения обязательств за период: 2017 год – первой полугодие 2018 года.

Целью изучения практики применения положений законодательства о неустойке являлось выявление вопросов, вызывающих затруднения при рассмотрении споров и послуживших основанием для отмены судебных актов судами вышестоящих инстанций, а также обобщение применяемых судьями подходов при рассмотрении дел, в которых заявлено требование о взыскании неустойки.

 Арбитражным судом Брянской области в 2017 году рассмотрено 2738 дел о взыскании 757 890 тыс. руб. неустойки, из них по 2738 делам взыскано 235 743 тыс. руб. неустойки; в первом полугодии 2018 года рассмотрено 1509 дел  о взыскании 503 203 тыс. руб. неустойки, из них по 1291 делу взыскано 109 022 тыс. руб. неустойки.

В период с 01.01.2017 по 30.06.2018 судами вышестоящих инстанций отменены/изменены решения Арбитражного суда Брянской области по 48 делам, из них рассмотренных судьями:

  • гражданской коллегии – 18 дел (16 дел отменено Двадцатым арбитражным апелляционным судом, из них по 1 делу заключено мировое соглашение (дело №А09-12459/2017), 2 дела - Арбитражным судом Центрального округа);
  • административной коллегии – 22 дела (19 дел отменено Двадцатым арбитражным апелляционным судом, из которых по 1 делу заключено мировое соглашение (дело №А09-16934/2017), по 1 делу прекращено производство по делу в связи с отказом истца (дело №А09-13675/2016), 3 дела - Арбитражным судом Центрального округа).

По 2 делам, рассмотренным гражданской коллегией, Арбитражным судом Центрального округа отменены постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда, решения суда первой инстанции оставлены в силе (дела №А09-2831/2017,  №А09-8042/2017).

При этом следует отметить, что по ряду дел судом апелляционной инстанции было отменено решение в части взыскания суммы основного долга, что в результате привело к отмене решения и в части взыскания неустойки (дела №А09-10592/2016, №А09-3651/2017, №А09-11312/2017, №А09-11094/2016, №А09-17859/2016).

При рассмотрении дел о взыскании неустойки судьями применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации; федеральных законов, предусматривающих уплату неустойки за неисполнение обязательств, в том числе:

  • Жилищный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»;
  • Федеральный закон от 07.12.2011 №416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении»;
  • Федеральный закон от 27.07.2010 №190-ФЗ «О теплоснабжении»;
  • Федеральный закон от 31.03.1999 №69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации»;
  • Федеральный закон от 26.03.2003 №35-ФЗ «Об электроэнергетике»;
  • Федеральный закон от 25.04.2002 №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»;
  • Федеральный закон от 08.11.2007 №259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта»;
  • Федеральный закон от 10.01.2003 №18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации»;
  • Федеральный закон от 30.06.2003 №87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»;

материалы судебной практики:    

  • Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»;
  • Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 №81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»;
  • Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.01.2015 №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»;
  • Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утвержден Президиумом ВС РФ 22.06.2016);
  • Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017);
  • учитываются условия договоров.

По результатам проведенного обобщения судебной практики можно выделить следующие подходы, применяемые судьями при рассмотрении дел, предметом которых является требования о взыскании неустойки.

Одновременное взыскание неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами не допускается, кроме случаев, когда неустойка носит штрафной характер.

Решением суда первой инстанции требования поставщика удовлетворены в части взыскания неустойки, в удовлетворении требований о взыскании с покупателя процентов за пользование чужими денежными средствами суд отказал в полном объеме.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции о том, что  в соответствии с разъяснением, данным в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»,  не предусмотрено применение двойной меры ответственности за неисполнение одного и того же обязательства. В случаях, когда законом либо соглашением сторон предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства, суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер имущественной ответственности за нарушение условий договора.

Как следует из материалов дела, истец заявил требование о применении двух мер ответственности за нарушение одного и того же обязательства.

Поскольку договором поставки за нарушение сроков оплаты продукции предусмотрена ответственность в виде уплаты неустойки и данное требование было заявлено истцом, требование о применении еще одной меры ответственности в виде уплаты процентов, исчисленных по ст. 395 ГК РФ,  необоснованно (Дело №А09-14776/2017).

Подрядчик освобождается от уплаты неустойки (пени, штрафа), предусмотренной муниципальным контрактом, в случае если несвоевременное исполнение подрядчиком обязательств по муниципальному контракту произошло вследствие просрочки кредитора.

Муниципальный заказчик обратился в суд с исковым заявлением к подрядчику о взыскании  пени за нарушение сроков выполнения работ по муниципальному контракту на выполнение подрядных работ по капитальному ремонту.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано. Суд пришел к выводу о наличии просрочки кредитора, выразившейся в представлении подрядчику проектной документации с существенными недостатками, правомерности приостановления подрядчиком работ на соответствующие периоды (до исправления проектной документации) и отсутствии в связи с этим вины подрядчика в нарушении срока выполнения работ по контракту.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда области оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, отметив следующее.

Порядок начисления пеней утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 № 1063 «Об утверждении Правил определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом» (далее – Правила № 1063).

Согласно пункту 6 Правил № 1063 пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательства, предусмотренного контрактом, и устанавливается в размере не менее одной трехсотой действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных контрактом и фактически исполненных поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и определяется по формуле, указанной в данных Правилах.

В силу пункта 3 статьи 405 ГК РФ должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

Согласно пункту 1 статьи 406 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

В пункте 10 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017) указано, что при несовершении заказчиком действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами, договором либо вытекающих из обычаев или существа обязательства, до совершения которых исполнитель государственного (муниципального) контракта не мог исполнить своего обязательства, исполнитель не считается просрочившим, а сроки исполнения обязательств по государственному (муниципальному) контракту продлеваются на соответствующий период просрочки кредитора.

Проанализировав представленные документы (акты о приемке выполненных работ, комиссионные акты, проектно-сметную документацию, акты о необходимости внесения изменений в проектно-сметную документацию, переписку сторон), суд пришел к выводу о наличии недостатков в проектно-сметной документации, повлекших впоследствии необходимость ее доработки и внесения изменений, без чего невозможно было в срок качественно выполнить предусмотренные контрактом работы. Факт наличия таких недостатков подтвержден самим муниципальным заказчиком в подписанных им комиссионных актах.

Поскольку подрядчик неоднократно обоснованно приостанавливал работы до устранения заказчиком указанных недостатков, то в силу приведенных норм он не считается просрочившим обязательство (Дело №А09-8797/2017).

Если основания для привлечения должника к ответственности отсутствуют, суд освобождает его от ответственности, а не снижает ее размер в силу положений об уменьшении неустойки.

Муниципальный заказчик обратился в суд с иском к подрядчику о взыскании  пени за нарушение сроков выполнения работ по муниципальному контракту на выполнение подрядных работ по капитальному ремонту.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с судебным актом, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить полностью и принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на то, что ответчик злоупотребил своим правом и намеренно уведомил заказчика о продлении срока выполнения работ по контракту, однако работы выполнял, что подтверждается подписанными актами. В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о приостановлении подрядчиком работ в порядке, предусмотренном статьей 716 ГК РФ, а также контрактом. Ответчик являлся разработчиком проектно- сметной документации и должен был при её разработке учесть все возможные обстоятельства, которые могли повлиять на ход выполнения работ при исполнении контракта и привести к увеличению срока выполнения работ.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда области оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции отметил, что материалами дела подтверждена необходимость внесения изменений в проектно-сметную документацию, вызванных не наличием недостатков и недоработок в разработанной ответчиком проектно-сметной документации, а наличием обращения общественной организации в целях улучшения эксплуатационных характеристик реконструируемого объекта. Факт необходимости внесения таких изменений подтвержден самим муниципальным заказчиком в подписанном им комиссионном акте № 1 от 03.11.2017.

Отклоняя довод истца, приведенный им и в апелляционной жалобе, о том, что ответчик злоупотребил своим правом и намеренно уведомил заказчика о продлении срока выполнения работ по контракту, однако работы выполнял, арбитражный суд первой инстанции правомерно руководствовался следующим.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1 ГК РФ при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Как следует из материалов дела, подрядчик сообщил муниципальному заказчику о том, что изменение проектно-сметной документации займет не менее 45 дней, в связи с чем сроки выполнения строительно-монтажных работ сдвинутся на соответствующий срок.

Изменение проектно-сметной документации (проведение дополнительных инженерно-геодезических изысканий, корректировка технической части, согласования, пересчет смет) обусловлено не недостатками в документации, а обращением  организации общественного движения, выполнено ответчиком по просьбе истца на безвозмездной основе.

В свою очередь заказчик каких-либо возражений относительно переноса срока окончания выполнения работ по контракту на 45 дней не заявил.

Как обоснованно указал суд первой инстанции, выполнение подрядчиком работ, предусмотренных муниципальным контрактом, во время внесения изменений в проектно- сметную документацию не является злоупотреблением правом со стороны ответчика ввиду того, что полная приостановка производства работ и их невыполнение могли привести к увеличению общего срока производства работ, количества дней просрочки, а в случае неудовлетворительных погодных условий могло бы поставить под угрозу реализацию муниципального контракта.

Заказчик в нарушение статьи 65 АПК РФ не представил доказательств того, что подрядчик действовал исключительно с целью причинить вред истцу, в связи с чем оснований для констатации злоупотребления ответчиком своими правами применительно к статье 10 ГК РФ не имеется (Дело №А09-1356/2018).

Аналогичные решения об отказе в иске о взыскании пени  приняты по делам №А09-1884/2018, №А09-3810/2018, №А09-1128/2018, №А09-19698/2017, №А09-16372/2017, №А09-12334/2017), оставленные без изменения  судом апелляционной инстанции.

При взыскании неустойки в судебном порядке за период просрочки до принятия решения суда подлежит применению ставка рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации на день его вынесения (оглашения резолютивной части).

Заказчик обратился в арбитражный суд с иском к подрядчику о взыскании 76 107 рублей 46 копеек пени за нарушение сроков выполнения работ по государственному контракту и штрафа за неисполнение обязательства.

Решением суда исковые требования удовлетворены в части взыскания с ответчика в пользу истца 58 983 рубля 28 копеек неустойки, в остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе истец просил решение суда отменить, удовлетворить исковые требования в полном объеме, считая, что при расчете неустойки должна быть применена ставка, позволяющая максимальным образом обеспечить защиту прав кредитора и покрыть его инфляционные и иные потери.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда, отметив следующее.

Согласно пункту 38 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017) при расчете пени, подлежащей взысканию в судебном порядке за просрочку исполнения обязательств по государственному контракту в соответствии с частями 5 и 7 статьи 34 Закона № 44-ФЗ, суд вправе применить размер ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации, действующей на момент вынесения судебного решения.

Истцом составлен расчет пени исходя из ставки рефинансирования ЦБ РФ 9,8 %.

В соответствии с Указанием Банка России от 11.12.2015 № 3894-У «О ставке рефинансирования Банка России и ключевой ставке Банка России» значение ставки рефинансирования Банка России приравнивается к значению ключевой ставки Банка России, определенному на соответствующую дату.

На момент вынесения судебного решения ключевая ставка Банка России составила 7,75 % годовых.

Таким образом, принятая истцом для расчета размера пени ключевая ставка Банка России в размере 9,8 % годовых является необоснованной.

Принимая во внимание изложенное, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о применении при расчете пени ключевой ставки равной 7,75 % годовых, действующей на момент вынесения решения.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено без изменения (Дела №А09-13734/2017, №А09-11969/2017).

В ходе анализа судебной практики установлено неправильное применение судьями ставки рефинансирования по 8 делам (№А09-6863/2017, №А09-9022/2017, №А09-9496/2017, №А09-14479/2016, №А09-10018/2016, №А09-4041/2017, №А09-12706/2017, №А09-10020/2017), повлекшее отмену судебных актов судами вышестоящих инстанций.

Ресурсоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском к потребителю о взыскании задолженности за потребленную электроэнергию по договору энергоснабжения, неустойки.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Удовлетворяя требование истца о взыскании с ответчика неустойки установленной пунктом 2 статьи 37 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", суд первой инстанции исходил из его обоснованности.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено  в части взыскания с ответчика неустойки в сумме 408 886 руб. 86 коп.

Суд апелляционной инстанции указал, что  истцом составлен расчет неустойки  исходя из 1/130 ставки рефинансирования  9,25% годовых, а на день принятия судом обжалуемого решения размер ставки рефинансирования составлял 9% годовых. 

В соответствии с правовой позицией, изложенной в ответе на вопрос №3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) по смыслу правила абзаца 5 пункта 2 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", закрепляющего механизм возмещения возникших у кредитора убытков в связи с просрочкой исполнения обязательств по оплате потребленных энергетических ресурсов, при взыскании суммы неустоек (пеней) в судебном порядке за период до принятия решения суда подлежит применению ставка на день его вынесения (Дело №А09-6863/2017).

В случае, если истцом заявлено требование о взыскании неустойки за несвоевременную оплату вознаграждения экспедитору, начисленной в соответствии с пунктом 3 статьи 10 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, суду необходимо дать квалификацию фактически сложившимся между сторонами правоотношениям (договор перевозки или договор транспортной экспедиции).

Общество (экспедитор) обратился в суд с иском к обществу (клиенту) о взыскании задолженности по оплате вознаграждения экспедитору (провозной платы) за перевозку груза и неустойки за просрочку оплаты.

Решением суда исковые требования в части взыскания неустойки оставлены без удовлетворения.

Суд первой инстанции, исходя из фактических обстоятельств дела, квалифицировал сложившиеся между сторонами правоотношения как перевозку, в связи с чем отметил, что к ним не подлежат применению положения законодательства, регулирующие транспортно-экспедиционную деятельность.

Отношения по перевозке регулируются нормами главы 40 ГК РФ о перевозке и Уставом автомобильного транспорта. В указанных нормативно-правовых актах ответственность грузополучателя за несвоевременную оплату провозной платы не предусмотрена.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения (Дело №А09-10119/2017).

Не выставление платежных документов не является основанием для освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по оплате взносов на капитальный ремонт.

Решением арбитражного суда удовлетворены исковые требования Фонда капитального ремонта к обществу о взыскании долга и пени за ненадлежащее исполнение обязательств.

Не согласившись с принятым судебным актом, общество обратилось в суд апелляционной инстанции с апелляционной жалобой, в том числе сославшись на необоснованное начисление истцом неустойки, ссылаясь на неисполнение фондом обязанностей, указанных в пунктах 1, 3 статьи 171 ЖК РФ, а именно: с сентября 2014 года договор с обществом не был заключен, платежные документы в адрес общества за указанный период не выставлялись, в связи с чем у общества отсутствовала возможность своевременно произвести оплату, поскольку он не знал о наличии и размере задолженности.

Апелляционная инстанция оставила решение арбитражного суда без изменения.

Сославшись на положения статей 155, 171 ЖК РФ, суды отметили, что обязанность по уплате взносов на капитальный ремонт и сроки их внесения установлены непосредственно федеральным законом (ЖК РФ). 

Следовательно, несмотря на указание в пункте 3 статьи 171 ЖК РФ на оплату взносов на капитальный ремонт на основании платежных документов, предоставляемых региональным оператором, собственник помещений в многоквартирном доме обязан уплачивать взносы и в отсутствие платежных документов.

Предоставление документа на оплату не является условием, при выполнении которого у собственника помещения возникает обязанность по оплате взноса на капитальный ремонт, поскольку законодательство (часть 3 статьи 169 ЖК РФ) связывает возникновение таковой с истечением определенного периода времени.

Обязанность по своевременному и полному внесению платы за жилое помещение, к которой согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 154 ЖК РФ относятся и взносы на капитальный ремонт, также основана на общих положениях гражданского права о возмездности оказываемых услуг.

При таких обстоятельствах отсутствие в материалах дела доказательств вручения ответчику выставленных к оплате документов, по мнению суда, не имеет правового значения для наступления ежемесячной обязанности ответчика по оплате взносов на капитальный ремонт, и, тем более, не может являться основанием для освобождения его от обязанности своевременно вносить плату за жилое помещение, поскольку данная обязанность собственника помещений возникает в силу закона (Дело № А09-15483/2017).

Отказ в удовлетворении требования о взыскании долга из-за пропуска истцом срока исковой давности влечет отказ в удовлетворении требования о взыскании неустойки.

Исполнитель обратился в арбитражный суд с иском  к заказчику о взыскании долга и неустойки по договорам оказания услуг.

Решением суда первой инстанции исковые требования оставлены без удовлетворения в связи с пропуском истцом срока исковой давности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию.

Отказ в удовлетворении требования о взыскании долга влечет отказ в удовлетворении требования о взыскании неустойки.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения (Дело №А09-16145/2017).

Суд не вправе выходить за пределы исковых требований и производить двойное начисление неустойки.

Решением суда первой инстанции удовлетворен иск о взыскании суммы долга, неустойки за период с 16.06.2017 по 03.08.2017, и неустойки с 17.06.2017 по момент фактической уплаты долга.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Судом кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции суда изменены в части взыскания неустойки по следующим основаниям.

Согласно правовой позиции, изложенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2016) (ответ на вопрос № 3), по смыслу правила абзаца 5 пункта 2 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», закрепляющего механизм возмещения возникших у кредитора убытков в связи с просрочкой исполнения обязательств по оплате потребленных энергетических ресурсов, при взыскании суммы неустоек (пеней) в судебном порядке за период до принятия решения суда подлежит применению ставка на день его вынесения.

Данный механизм расчета неустойки позволит обеспечить правовую определенность в отношениях сторон на момент разрешения спора в суде.

Суды первой и апелляционной инстанций, проверив представленный истцом расчет, удовлетворили требование о взыскании неустойки в сумме 11 988 руб. 10 коп. за период с 16.06.2017 по 03.08.2017 с применением ставки рефинансирования ЦБ РФ в размере 9%. Вместе с тем, признав правильным произведенный истцом расчет неустойки с применением ставки рефинансирования ЦБ РФ в размере 9% за период с 16.06.2017 по 03.08.2017, а не ставки рефинансирования ЦБ РФ на дату разрешения спора по существу (27.09.2017), которая составила 8,5%, суды первой и апелляционной инстанции неправильно применили нормы материального права, что привело к принятию неправильных судебных актов.

Суд кассационной инстанции проверил расчет истца с учетом применения действующей на дату разрешения спора по существу ставки 8,5% и признал арифметически верной неустойку в сумме 11 322 руб. 10 коп.

Кроме того суд кассационной инстанции указал, что приняв к рассмотрению уточненные исковые требования от 03.08.2017 о взыскании с ответчика 353 390 руб. 60 коп. долга и 11 988 руб. 10 коп. неустойки за период с 16.06.2017 по 03.08.2017, с последующим начислением неустойки на сумму задолженности, начиная с 04.08.2017 по день фактической оплаты долга, суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований и произвел двойное начисление неустойки, взыскав неустойку за период с 16.06.2017 по 03.08.2017, а также неустойку с 17.06.2017 по момент фактической уплаты долга.

Исходя из заявленных исковых требований, руководствуясь ст.ст.329,330,333 ГК РФ, Федеральным законом от 26.03.2003 № 35-ФЗ (абз.5 п.2 ст.26), начисление неустойки на сумму задолженности следует производить с 04.08.2017 по день фактической оплаты долга (Дело №А09-10339/2017).

Отказ от иска о взыскании пени за определенный период в рамках другого дела является основанием, препятствующим взысканию пени за этот период, в случае взыскания в рамках иного дела пени за больший период.

Истец обратился в арбитражный суд с иском к ответчику о взыскании задолженности по договору теплоснабжения и пени за просрочку платежа.

Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены.

Удовлетворяя исковые требования суд первой инстанции, оценив условия заключенного сторонами договора, руководствуясь статьями 307, 309, 310, 539-547 ГК РФ, статьями 154, 155 ЖК РФ, а также Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 года №354, пришел к выводу о том, что ответчиком допущена просрочка в оплате потребленной тепловой энергии и взыскал с последнего пени в размере 86 236 руб. 74 коп., начисленные за период с 16.09.2014 по 23.05.2016.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение  изменено в части взыскания с ответчика пени по договору теплоснабжения за период с 11 мая по 30 июня 2015 года. В данной части производство по делу прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 150 АПК РФ, в остальной части решение  суда оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что при определении размера подлежащей взысканию неустойки судом первой инстанции не было учтено, что требование о взыскании пени по договору теплоснабжения за период с 11 мая по 30 июня 2015 года рассматривалось судом в рамках другого дела, от указанного требования истец отказался, отказ был принят судом, производство по делу прекращено (Дело №А09-4876/2016).

Начисление неустойки на общую сумму госконтракта без учета надлежащего исполнения должником части обязательств по контракту неправомерно.

Подрядчик обратился в суд с исковым заявлением к заказчику о взыскании задолженности по оплате выполненных работ по муниципальному контракту.

Заказчик предъявил встречное исковое заявление к подрядчику о взыскании неустойки за нарушение сроков окончания работ по муниципальному контракту.

Решением суда первой инстанции исковые требования по первоначальному иску оставлены без удовлетворения, исковые требования по встречному иску удовлетворены в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции в части удовлетворения встречных исковых требований по следующим основаниям.

Признавая обоснованным начисление подрядчику неустойки, суд первой инстанции исходил из представленного заказчиком расчета неустойки, начисленной на полную цену контракта.

Вместе с тем, согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 № 263-О суд должен установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором.

По смыслу пункта 1 статьи 711, пункта 1 статьи 716 ГК РФ по договору строительного подряда оплате подлежит фактически выполненный (переданный заказчику) результат работ (пункт 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»).

Начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом.

Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Включая в проект государственного контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон.

Однако победитель размещения заказа, будучи введенным в заблуждение авторитетом заказчика, внешней правомерностью этого требования и невозможностью от него отказаться, мог посчитать себя связанным им и добросовестно действовать вопреки своим интересам.

Соответствующая правовая позиция отражена в постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.07.2014 №5467/14 по делу №А53-10062/2013 и постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 20.11.2014 по делу №А23-5899/2013 (Дело № А09-2554/2016).

В случае, если стороны своими действиями выразили согласие о продлении срока действия договора поставки, то суд при возникновении спорной ситуации руководствуется условиями договора, который изначально заключался между сторонами, включая основания взыскания пени.

Суд первой инстанции отказал истцу в удовлетворении иска в части взыскания неустойки, начисленной за просрочку оплаты товара, поставленного по товарной накладной, посчитав, что срок действия договора истек.

Суд апелляционной инстанции  решение суда отменил в части отказа во взыскании неустойки, начисленной за просрочку в оплате товара, полученного по товарной накладной.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки, начисленной за просрочку в оплате товара, полученного по товарной накладной, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 314, 331, 425, 455, 511 ГК РФ и пунктами 4.3, 12.2, 12.3 заключенного сторонами договора, пришел к выводу о том, что срок действия договора истек. Правоотношения сторон, связанные с поставкой товара по указанной накладной, обладают признаками разовой сделки купли-продажи, в связи с чем основания для начисления установленной договором неустойки за просрочку в оплате полученного по ней товара отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции не согласился с указанной позицией суда первой инстанции в связи со следующим.

По общему правилу договор признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства, за исключением случаев, когда договором или законом предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по данному договору (п. 3 ст. 425 ГК РФ).

Однако, несмотря на то, что в рассматриваемом случае стороны определили срок действия договора, исходя из товарной накладной, содержащей реквизиты и цену договора поставки, следует, что стороны продолжили деятельность в рамках договора и своими конклюдентными действиями пролонгировали срок действия данной сделки за пределами установленного срока (статьи 435, 438 ГК РФ).

Из п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.05.1997 N 14 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров" следует, что совершение конклюдентных действий может рассматриваться при определенных условиях как согласие на внесение изменений в договор, заключенный в письменной форме.

Принятие покупателем товара по товарной накладной, содержащей реквизиты договора поставки, свидетельствует о том, что фактически действие договора не было прекращено в связи с истечением срока, а покупатель, продолжая принимать исполнение, осуществил акцепт предложения поставщика пролонгировать договор поставки (п. 3 ст. 438 ГК РФ).

Таким образом, своими конклюдентными действиями стороны продлили срок действия договора поставки на прежних условиях за пределами установленного договором срока, данный договор является действующим, а осуществленные поставки по накладным считаются совершенными в рамках данного договора поставки и не признаются разовыми сделками купли-продажи (Дело №А09- 6222/2017).

Неустойка за неисполнение обязательства по внесению авансовых платежей может быть начислена только в случаях, прямо установленных законом или соглашением сторон.

Решением суда первой инстанции удовлетворены в полном объеме исковые требования сетевой организации к потребителю о взыскании долга за услуги, оказанные по передаче электрической энергии, неустойки за период просрочки платежей с 10.03.2017 по 17.01.2018, пени в размере одной сто тридцатой ставки рефинансирования Банка России, действующей на день фактической оплаты, от невыплаченной в срок суммы за каждый день просрочки за период с 18.01.2018 по день фактической оплаты задолженности.

Суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции в части взыскания неустойки, руководствуясь следующим.

Абзацем пятым пункта 2 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (в редакции Федерального закона от 03.11.2015 N 307-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с укреплением платежной дисциплины потребителей энергетических ресурсов", вступившего в законную силу с 05.12.2015) предусмотрено, что потребители услуг по передаче электрической энергии, определяемые правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии, несвоевременно и (или) не полностью оплатившие оказанные им услуги по передаче электрической энергии, обязаны уплатить сетевой организации пени в размере одной стотридцатой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день фактической оплаты, от не выплаченной в срок суммы за каждый день просрочки начиная со следующего дня после дня наступления установленного срока оплаты по день фактической оплаты.

В соответствии со статьей 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

В соответствии с пунктами 40, 44, 65 (1), 79 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442 (далее - Основные положения) поставка электроэнергии разбивается на расчетные периоды, равные одному месяцу. Определение объема взаимных обязательств поставщика и потребителя электроэнергии (в том числе объема поставленной энергии и, как следствие, ее стоимость) осуществляется по итогам каждого расчетного периода. Нормативный порядок расчетов за электроэнергию, поставляемую гарантирующим поставщиком, предусматривает два промежуточных платежа до 10-го и до 25-го числа расчетного месяца (то есть месяца, в котором осуществляется поставка), и окончательный платеж до 18-го числа месяца, следующего за расчетным. При этом фактически поставленный объем определяется только за расчетный период и оплачивается третьим платежом (пункты 82, 83, 136 Основных положений).

Из пункта 54 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" следует, что в случае, когда покупатель своевременно не оплачивает фактически принятое через присоединенную сеть количество электрической энергии в соответствии с данными учета, к покупателю в соответствии с пунктом 3 статьи 486, абзацем первым пункта 4 статьи 488 ГК РФ применяется мера ответственности, установленная статьей 395 ГК РФ: на сумму, уплата которой просрочена, покупатель обязан уплатить проценты со дня, когда по договору товар должен быть оплачен, до дня оплаты товара покупателем, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации или договором купли- продажи.

Таким образом, для целей расчетов юридический факт передачи энергии как товара возникает по окончании расчетного периода в момент фиксации объема поставки.

Ответственность за неисполнение обязательства по внесению предварительных платежей может быть применена только в случаях, установленных законом или соглашением.

Федеральным законом от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" такая ответственность не установлена.

Прямого указания на начисление неустойки за нарушение срока внесения авансового платежа в условиях договора, не имелось.

Уплата сумм авансовых платежей при отсутствии встречного предоставления, по сути, является кредитованием исполнителя; начисление неустойки в подобных случаях просрочки внесения авансового платежа допускается, если это установлено законом или явно выражено в соглашении сторон.

Указанная выше правовая позиция изложена в определениях Верховного суда Российской Федерации от 19.01.2018 года по делу N А62-434/2016,  от 15.08.2016 года по делу N А40-200411/2014, по делу № А09-13170/2016.

Исходя из изложенного, у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика неустойки, начисленной на авансовые платежи (Дела №А09-7055/2017, №А09-13170/2016, №А09-10616/2017).

При предъявлении истцом требования на основании пункта 1 статьи 395 ГК РФ о взыскании процентов за просрочку исполнения денежного обязательства, когда законом или договором предусмотрена неустойка, суд не вправе отказать в иске, а выносит на обсуждение сторон вопрос о необходимости применить к их правоотношениям нормы о неустойке.

Решением суда первой инстанции иск теплоснабжающей организации к управляющей компании о взыскании долга и 13 613,40 руб. пени удовлетворен в полном объеме.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение  отменено в части взыскания пени, с ответчика в пользу истца взыскано 13 468,64 руб. пени.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что на первоначальную дату общего периода начисления пени отсутствует задолженность в той сумме, на которую истцом производилось начисление неустойки, поскольку указанная дата приходится на нерабочий день, срок платежа переносится на следующий рабочий день. При этом неустойка может быть начислена со дня, следующего за днем наступления срока исполнения обязательства. Суд апелляционной инстанции, не изменяя общего периода начисления пени, пересчитав подлежащую взысканию неустойку исходя из условий договора. По условиям договора неустойка подлежала определению по правилам начисления процентов по статье 395 ГК РФ. Этим принципом начисления пени и руководствовался суд апелляционной инстанции.

Постановлением суда кассационной инстанции отменено постановление суда апелляционной инстанции и оставлено в силе решение суда первой инстанции.

Сославшись на пункт 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», которым предусмотрено, что если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 ГК РФ он не может быть по заранее заключенному соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено, суд кассационной инстанции указал, что частью 9.3 статьи 15 Закона о теплоснабжении установлена ответственность управляющих организаций за несвоевременную и (или) неполную оплату тепловой энергии.

В данном случае за нарушение срока оплаты тепловой энергии стороны согласовали пени в порядке, установленном ст. 395 ГК РФ, в то время как в ч. 9.3 ст. 15 Закона о теплоснабжении закреплена законная неустойка в ином большем размере.

Таким образом, апелляционный суд неправильно применил ст. 395 ГК РФ вместо ч. 9.3 ст. 15 Закона о теплоснабжении для определения размера пени за нарушение управляющей организацией срока оплаты тепловой энергии.

Как разъяснено в ответе на вопрос 5 Обзора судебной практики № 3 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19.10.2016, ст. 25 Федерального закона от 31 марта 1999 г. № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», ст. 26 Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», ст. 15 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ «О теплоснабжении», ст. 13 Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» и ст. 155 Жилищного кодекса Российской Федерации установлена законная неустойка за просрочку исполнения обязательства по оплате потребления соответствующих энергетических ресурсов.

Согласно указанным нормам размер неустойки определяется в зависимости от ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на дату уплаты пеней на не выплаченную в срок сумму.

Следовательно, при добровольной уплате названной неустойки ее размер по общему правилу подлежит исчислению по ставке, действующей на дату фактического платежа.

С учетом суммы задолженности и сроков ее оплаты, периода нарушения срока оплаты задолженности, действующей на дату оглашения резолютивной части решения по настоящему делу (01.11.2017) ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации в размере 8,25% суд кассационной инстанции проверил расчет пени и пришел к выводу, что арифметически верным является расчет пени в размере 14 975,55 руб. Поскольку истец предъявил ко взысканию 13 613,40 руб., суд первой инстанции правомерно удовлетворил требование истца о взыскании пени за нарушения срока оплаты задолженности за период с 16.04.2017 по 24.10.2017 в пределах заявленной им суммы (Дело №А09-8042/2018).

Практика применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

При рассмотрении дел, в которых ответчиком заявлено ходатайство о снижении размера неустойки, судьи руководствовались положениями следующих нормативно-правовых актов:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации;
  • Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств";
  • Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 №81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»;
  • Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 года N 263-О, от 22 января 2004 года N 13-О, от 22 апреля 2004 года N 154-О.

Снижение неустойки в соответствии со статьей 333 ГК РФ является правом, а не обязанностью суда, при этом суд вправе уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки по обоснованному ходатайству ответчика с учетом фактических обстоятельств дела, а также принимая во внимание компенсационный, а не карательный характер неустойки.

Исполнитель (далее – истец) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к заказчику (далее – ответчик) о взыскании 1 928 708 руб. 65 коп., в том числе 731 125 руб. 34 коп. долга за услуги, оказанные по договору возмездного оказания, и 1 197 583 руб. 31 коп. неустойки.

Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены частично в сумме 80 000 руб., в остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе истец просил решение суда отменить, посчитав необоснованным снижение судом первой инстанции размера взыскиваемой неустойки.

Оставляя в силе решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отметил следующее.

Заключенный сторонами договор содержит условие об ответственности заказчика перед исполнителем за несвоевременную оплату оказанных услуг в виде уплаты неустойки в размере 0,9 % от стоимости оказанных услуг исполнителем за каждый день просрочки.

Исходя из двукратной учетной ставки Банка России, сумма неустойки за заявленный по иску период составляет 67 403 руб. 74 коп., исходя из однократного размера учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в соответствующий период размер неустойки составляет 33 701 руб. 87 коп.

Степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, оценка указанному критерию отнесена к компетенции суда и производится им по правилам статьи 71 АПК РФ, исходя из своего внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всех обстоятельств дела.

Судом учтено, что неустойка, как один из способов обеспечения исполнения обязательства, представляет собой меру, влекущую наступление негативных последствий для лица, в отношении которого она применяется, является средством возмещения потерь кредитора, вызванных нарушением должником своих обязательств, но при этом не является основанием для получения необоснованной коммерческой выгоды. Применение такой меры носит компенсационно-превентивный, а не карательный характер.

Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. При применении статьи 333 ГК РФ необходимо исходить из действительного, а не возможного размера ущерба кредитора.

Суд первой инстанции дал надлежащую оценку доводам ответчика о чрезмерности неустойки применительно к обстоятельствам дела, учитывая высокий процент неустойки (0,9 % от суммы задолженности за каждый день просрочки), пришел к выводу о явной несоразмерности заявленной неустойки последствиям нарушения обязательства.

Судом принято во внимание отсутствие в материалах дела документальных доказательств реально наступивших для истца негативных последствий, вызванных просрочкой исполнения ответчиком обязательства. Несмотря на закрепленную в статье 421 ГК РФ свободу договора, участники гражданского оборота должны осуществлять свои права разумно и добросовестно, и поскольку неустойка (штраф) является ответственностью за нарушение обязательства должником, ее начисление не должно влечь за собой обогащение кредитора.

Руководствуясь изложенным, суд первой инстанции вопреки доводам жалобы пришел к верному выводу о том, что предъявляемая к взысканию неустойка в размере 1 197 583 руб. 31 коп. несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды, в связи с этим на основании статьи 333 ГК РФ правомерно уменьшил подлежащую взысканию с ответчика сумму неустойки до 80 000 руб., верно посчитав ее достаточной для компенсации потерь кредитора (истца).

Суд первой инстанции верно исходил из того, что такой размер ответственности достаточен для обеспечения восстановления нарушенных прав истца и соответствует принципам добросовестности и разумности. Оснований для переоценки выводов суда первой инстанции у апелляционного суда не имеется (Дела №А09-13290/2017, №А09-2683/2017, №А09-10890/2017).

В другом случае общество (подрядчик) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу (заказчику) о взыскании 101 924 301 руб. 63 коп. пени за просрочку оплаты работ и гарантийных удержаний (с учетом уточнения исковых требований).

Решением арбитражного суда с ответчика взыскано в пользу истца 35 650 000 руб. 00 коп. пени.

Суд первой инстанций, руководствуясь статьями 309, 310, 329, 330, 331, 401, 702, 711, 746 ГК РФ, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее - Постановление №7), исходя из факта нарушения ответчиком срока оплаты работ и гарантийного удержания в рамках договоров №33, 33/3 и 33/8, обоснованно пришел к выводу о применении к ответчику гражданско-правовой меры ответственности в виде неустойки, предусмотренной пунктом 8.8 договоров.  При этом, рассмотрев заявленное ответчиком ходатайство, признав заявленный к взысканию размер неустойки явно несоответствующим последствиям нарушения обязательства, суд с учетом положений статьи 333 ГК РФ, уменьшил размер неустойки до 35 650 000 руб. 00 коп., применив двукратную ставку рефинансирования ЦБ РФ, действующую на момент принятия решения (7,5%).

Постановлением суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда  области изменено в части подлежащей взысканию неустойки; с ответчика в пользу истца взыскано 101 924 301 руб. 63 коп. пени.

Изменяя решение суда первой инстанции в части размера взысканной неустойки и удовлетворяя требования о взыскании неустойки в заявленном размере (101 924 301 руб. 63 коп.), апелляционной суд исходил из того, что ответчик не представил доказательств явной несоразмерности заявленного размера неустойки последствиям нарушения обязательства и получения кредитором необоснованной выгоды. При этом суд апелляционной инстанции указал, что с учетом значительной длительности периода просрочки, превышение размера неустойки над суммой долга не является доказательством ее чрезмерности, а указанное превышение обусловлено исключительно длительным бездействием самого должника, а не размером договорной ответственности. В связи с чем пришел к выводу, что оснований для применения статьи 333 ГК РФ и снижения размера неустойки не имеется.

Суд кассационной инстанции с данными выводами суда апелляционной инстанции не согласился по следующим основаниям.

Гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, при этом, право снижения неустойки в силу пункта 1 статьи 333 ГК РФ предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств независимо от того, является неустойка законной или договорной.

Как разъяснено в пункте 77 Постановления №7 при решении вопроса об уменьшении неустойки необходимо иметь в виду, что снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды.

С учетом правовых подходов, выработанных, в том числе в пункте 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.1997 №17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» основанием для применения статьи 333 ГК РФ может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть в частности: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.

При этом неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором.

Согласно части 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Таким образом, рассматривая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, суд должен исходить из того, что неустойка носит компенсационный, а не карательный характер и она не может служить источником обогащения лица, требующего ее уплаты, а должна быть адекватной и соизмеримой с нарушенным интересом. В противном случае исключается экономическая целесообразность исполнения договоров.

В данном случае, арбитражным апелляционным судом не учтены ни компенсационный характер неустойки, ни фактические обстоятельства дела, ни представленные сторонами доказательства.

При изложенных обстоятельствах, у суда апелляционной инстанции не имелось законных оснований для изменения решения суда первой инстанции в части подлежащей взысканию неустойки.

Постановлением суда кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе (Дело №А09-2831/2017).

Произвольное снижение судом неустойки ниже размера, определенного исходя из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период нарушения, не допускается, кроме исключительных случаев, обоснованных заявителем.

Заказчик обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к подрядчику о взыскании 2 006 316 руб. пени за просрочку выполнения работ по государственному контракту.

Ответчиком заявлено  ходатайство о снижении неустойки в связи с ее чрезмерно высоким размером, а также уплатой по банковской гарантии заказчику штрафа в сумме 2 019 775 руб., предусмотренного пунктом  контракта.

Суд области, применив положения статьи 333 ГК РФ, приняв во внимание уплату штрафа, предусмотренного контрактом, снизил неустойку до 300 000 руб., что менее двукратной ставки рефинансирования.

В апелляционной жалобе истец сослался на то, что, судом области неверно определен размер причитающейся пени, оснований для снижения размера ответственности подрядчика в порядке статьи 406 ГК РФ не имелось.

Суд апелляционной инстанции не согласился с уменьшением судом первой инстанции суммы пени в связи с оплатой ответчиком штрафа, указал, что подрядчик при заключении контракта был осведомлен обо всех условиях выполнения работ, а также документах, необходимых для сдачи результата работ заказчику. Действуя добросовестно и разумно, ответчик должен был принять все меры для надлежащего и своевременного исполнения контракта, получения необходимых заключений в установленный срок, однако таких мер не предпринял.

В материалах дела отсутствуют доказательства наличия исключительных обстоятельств, позволяющих снизить размер подлежащей взысканию с ответчика пени ниже, чем рассчитанной, исходя из двукратной ставки рефинансирования.

Взыскание с ответчика штрафа за невыполнение работ в полном объеме, само по себе не исключает применение к нему меры ответственности за нарушение сроков выполнения работ и не противоречит условиям контракта и положениям Закона № 44-ФЗ.

В тоже время истцом не представлено доказательств того, что им понесены убытки в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ, в большем размере, или доказательств того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения должника в период нарушения обязательства выше 15,5% (7,75*2).

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о возможности применения ст. 333 ГК РФ и снижения неустойки до 557 310 руб., исходя из двукратной ставки рефинансирования (ключевой ставки), установленной на момент вынесения решения (7,75%),  которые взыскал в пользу истца (Дела №А09-2616/2017, №А09-4258/2017).

Степень соразмерности неустойки - оценочная категория, в силу чего суд может дать оценку указанному критерию исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

Поставщик обратился в арбитражный суд с иском к покупателю о взыскании 18 879 114 руб. 67 коп. неустойки, начисленной за просрочку оплаты долга в размере 114 109 785 руб. 91 коп., за период с 01.07.2016г. по 13.12.2016г. по договору поставки.

В ходе рассмотрения дела ответчик представил в материалы дела сведения о средних размерах платы по кредитам юридических лиц, малого и среднего бизнеса в г. Брянске, которые варьируются в диапазоне от 16 до 19% годовых.

Истцом данные сведения не опровергнуты, своим правом на предоставление доказательств причинения ему допущенным ответчиком нарушением каких-либо неблагоприятных последствий истец не воспользовался.

Учитывая принципы справедливости и соблюдения баланса интересов сторон, суд пришел к выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию неустойка, рассчитанная исходя из ставки в размере 19% годовых (наибольшей из средних размеров соответствующих ставок по региону), что составляет 3 587 031 руб. 78 коп.

При этом, взыскивая неустойку исходя из критериев, приведенных в пункте 75 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 24.03.2016 N 7 и пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 N 81, суд учитывает погашение размера основного долга ответчиком в полном объеме, применение к ответчику аналогичной штрафной санкции за предыдущий период, размер которой является значительным - 7 000 000 руб., даже с учетом применения судом ст.333 ГК РФ.

Истцом в возражениях относительно снижения неустойки сделана ссылка на правовую позицию, изложенную в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2012 по делу N А40-26319/2011, согласно которой договорная неустойка в размере 0,1% за каждый день просрочки платежа является обычно принятой в деловом обороте и не считается чрезмерно высокой.

С учетом доводов истца и ответчика, требований статьи 333 ГК РФ, суд пришел к выводу о том, что заявленная истцом сумма неустойки 18 879 114 руб. 67 коп. (36% годовых) явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и уменьшил неустойку до суммы в 3 587 031 руб. 78 коп. (19% годовых). Данный размер санкции является, по мнению суда, разумным, справедливым, обоснованным и экономически оправданным для удовлетворения хозяйственных интересов истца, затронутых ненадлежащим исполнением контрагентом своих договорных обязательств.

Суд апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы истца согласился с критериями снижения неустойки судом первой инстанции  и возможности ее расчета с применением ставки 19 %, а также, принимая во внимание результат рассмотрения дела по спору между теми же сторонами и по тому де договору, в том числе о взыскании неустойки в размере 12 146 101 руб. 70 коп. за нарушение срока оплаты товара, начисленной за общий период 19.02.2016 по 30.06.2016 по ставке 0,1% за каждый день просрочки исполнения денежного обязательства, которая была снижена в порядке статьи 333 ГК РФ до 7 000 000 руб. с применением кратности снижения 1,74 (12146101,7/7000000).

Кроме того, апелляционный суд в своем постановлении отметил, что в рассматриваемом случае, принимая во внимание, что ставка в размере 0,1% процента в день в годовом исчислении составляет применительно к 2016 году 36,6% (0,1%*366) годовых, то примененная судом первой инстанции кратность уменьшения неустойки составила 1,93 (36,60%/19%), что является сопоставимой величиной с принципом снижения неустойки, примененной при рассмотрении другого дела.

При этом, апелляционный суд исходил из того, что оценка соразмерности подлежащей применению ставки неустойки в рамках дел №А09-2285/2016 и №А09-1108/2017 не может иметь существенных различий, поскольку в рамках настоящего спора, заявлено к рассмотрению требование о взыскании неустойки по обязательству, являвшемуся предметом рассмотрения по делу №А09-2285/2016, но за последующий период. Истцом не приведено никаких доказательств, которые позволили бы сделать вывод о необходимости применения иных критериев для разрешения ходатайства ответчика, заявленного в порядке статьи 333 ГК РФ.

Проверив расчет неустойки, произведенный судом первой инстанции, и установив в нем арифметические ошибки, апелляционный суд изменил решение суда, взыскав с ответчика в пользу истца 9 800 633 руб. 30 коп. неустойки.(Дело №А09-1108/2017).

По результатам изучения судебной практики применения статьи 333 ГК РФ по другим делам судьи руководствовались следующим:

  • при отсутствии возражений со стороны ответчика по сумме начисленной неустойки, суд не имеет права снижать ее по собственной инициативе (№А09-104/2017, №А09-5914/2017, №А09-8607/2017, №А09-10238/2017, №А09-4353/2018, №А09-15269/2017, №А09-1231/2018);
  • недостаточность бюджетного финансирования не является основанием для освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства (№А09-947/2018, №А09-536/2017, №А09-1793/2018, №А09-262/2018);
  • являясь коммерческой организацией, ответчик должен отвечать за неисполнение денежного обязательства, и отсутствие собственных денежных средств, задолженность населения и других лиц по смыслу положений статьи 401 ГК РФ не является основанием для освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства (№А09-48/2017, №А09-14854/2016).

 

Справка    по    обобщению    судебной  практики  подготвлена исполняющим обязанности                                                                                    

председателя судебной коллегии  Н.И.Матвеевой

 

Сервис временно не доступен