Арбитражная практика

Рассмотрена на заседании Президиума

Арбитражного суда Брянской области

22 мая 2019 года

с учетом рекомендаций Арбитражного суда Центрального округа

 

 

СПРАВКА

по итогам анализа судебной практики рассмотрения в 2018 году дел,

связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном и социальном страховании, и проблемами исчисления и уплаты страховых взносов

 

В соответствии с планом работы Арбитражного суда Брянской области на первое полугодие 2019 года, изучена судебная практика рассмотрения Арбитражным судом Брянской области в 2018 году дел, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном и социальном страховании, и проблемами исчисления и уплаты страховых взносов.

Целью изучения практики применения положений законодательства об обязательном пенсионном и социальном страховании являлось выявление вопросов, вызывающих затруднения при рассмотрении споров и послуживших основанием для отмены судебных актов судами вышестоящих инстанций, а также обобщение применяемых судьями подходов при рассмотрении дел данных категорий.

Дела, связанные с применением законодательства об обязательном пенсионном и социальном страховании, включают в себя следующие категории (подкатегории) дел:

- о взыскании с организаций и граждан обязательных платежей и санкций, в том числе по заявлениям Пенсионного фонда, по заявлениям Фонда социального страхования;

- о взыскании убытков в связи с выплатой пенсии в завышенном размере и необоснованной выплатой пособия по временной нетрудоспособности.

- об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, в том числе государственных внебюджетных фондов.

Всего в 2018 году административной коллегией Арбитражного суда Брянской области рассмотрено 436 дел, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном и социальном страховании, в том числе:

- 400 дел о взыскании обязательных платежей и санкций, из них заявленные требования были удовлетворены по 378 делам, отказано во взыскании обязательных платежей и санкций по 21 делу, прекращено производство по 1 делу (№А09-4845/2018) на основании пункта 4 части 1 статьи 150 АПК РФ; .

- 4 дела о взыскании убытков в связи с выплатой пенсии в завышенном размере и необоснованной выплатой пособия по временной нетрудоспособности, из них  заявленные требования были удовлетворены по 3 делам, отказано в удовлетворении заявленных требований по 1 делу;  

- 32 дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия), связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном и социальном страховании, из них заявленные требования были удовлетворены (в том числе частично) по 27 делам, отказано в удовлетворении требований - по 3 делам, прекращено производство по 2 делам: на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ (дело №А09-10544/2018 - в связи с утратой заявителем статуса индивидуального предпринимателя на момент обращения в суд и принятия судом заявления к производству) и на основании пункта 4 части 1 статьи 150 АПК РФ (дело №А09-14749/2017).

Из всех вышеуказанных дел, рассмотренных судом в 2018 году, решения по 8 делам (№А09-3455/2018, №А09-3457/2018, №А09-11539/2018, №А09-13736/2017, №А09-17047/2017, №А09-8551/2018, №А09-8493/2018 и № А09-8850/2018) были обжалованы в апелляционной инстанции.

Из них Двадцатым арбитражным апелляционным судом отменены (изменены) решения Арбитражного суда Брянской  области по 3 делам (№А09-13736/2017, №А09-17047/2017, № А09-8850/2018).

Решения суда первой инстанции по делам № А09-3455/2018, № А09-3457/2018, №А09-8551/2018, А09-11539/2018 оставлены без изменения постановлениями Двадцатого арбитражного апелляционного суда.

В производстве Двадцатого арбитражного апелляционного суда в настоящее время находится апелляционная жалоба на решение арбитражного суда первой инстанции по делу А09-8493/2018.

В кассационной инстанции обжаловалось решение арбитражного суда по делу №А09-3457/2018, постановлением АС  ЦО решение суда первой инстанции и  постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.   

При рассмотрении дел указанных выше категорий  судьями применяются нормы Налогового кодекса Российской Федерации, Трудового кодекса Российской Федерации, федеральных законов, регулирующих порядок исчисления и уплаты страховых взносов, порядок представления страхователями сведений о застрахованных лицах, в том числе:

- Федеральный закон от 01.04.1996 №27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования»;

-  Федеральный закон от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»;

-  Федеральный закон  от 28.12.2013 №400-ФЗ «О страховых пенсиях»;

- Федеральный закон от 24.07.1998 №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»;

- Федеральный закон от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством»;

- Федеральный закон от 16.07.1999 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования»;

- Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»;

материалы судебной практики:

- Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19.01.2016 № 2-П  «По делу о проверке конституционности подпункта «а» пункта 22 и пункта 24 статьи 5 Федерального закона от 28 июня 2014 года № 188-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обязательного социального страхования» в связи с запросами Арбитражного суда города Москвы и Арбитражного суда Пензенской области»,

- Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30.11.2016  №27-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кировского областного суда»,

- Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»,

- Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25.01.2018 №45-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Меренкова Виктора Ивановича на нарушение его конституционных прав частями 1 и 3 статьи 5, а также статьями 14 - 16 Федерального закона «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования»,

- Определения Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2018 № 303-КГ18-99, от 05.09.2018 № 303-КГ18-5702, от 18.04.2017 №304-КГ16-16937, от 30.05.2017 №304-КГ16-20851, от13.06.2017 №306-КГ17-423, от 03.08.2017 №304-ЭС17-1872, от 22.11.2017 №303-КГ17-8359,

- Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №3 (2017), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017.

Также учитывались положения подзаконного акта - Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утв. приказом Минтруда России от 21.12.2016 № 766н.

 

По результатам проведенного обобщения судебной практики можно выделить следующие подходы, выработанные судьями при рассмотрении дел, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном и социальном страховании.

 

  1. Самостоятельное выявление страхователем ошибок в представленных исходных сведениях индивидуального (персонифицированного) учета и представление в органы УПФР дополняющей формы сведений не влечет привлечение страхователя к ответственности за несвоевременное представление дополняющих сведений, предусмотренной статьей 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ.

Абсолютное большинство дел указанной категории составляют дела по требованиям органов Пенсионного фонда о взыскании штрафов за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования, а именно за несвоевременное представление страхователями сведений индивидуального (персонифицированного) учета, а также за представление неполных (недостоверных) сведений.

В соответствии со статьей 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» за непредставление страхователем в установленный срок либо представление им неполных и (или) недостоверных сведений, предусмотренных пунктами 2 - 2.2 статьи 11 настоящего Федерального закона, к такому страхователю применяются финансовые санкции в размере 500 рублей в отношении каждого застрахованного лица.

Установив на основании представленных доказательств, факты нарушения сроков представления страхователями сведений индивидуального (персонифицированного) учета, а также правильность определения размера штрафа, суд в большинстве случаев удовлетворял требования УПФР.

В то же время судом учитывалось, что самостоятельное выявление страхователем ошибок в представленных исходных сведениях индивидуального (персонифицированного) учета и представление в органы УПФР дополняющей формы сведений не влечет привлечение страхователя к ответственности за несвоевременное представление дополняющих сведений, предусмотренной статьей 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ.

Так по делам № А09-11014/2018, А09-11017/2018 суд отказал в удовлетворении  заявлений УПФР о взыскании с государственного автономного учреждения здравоохранения  штрафных санкций, исходя из следующего.

Из доказательств, представленных в материалы дела, усматривалось, что самостоятельно выявив ошибку до ее обнаружения органами УПФР, Учреждение реализовало свое право на уточнение представленных сведений, откорректировав их путем представления в УПФР дополняющих форм отчетности СЗВ-М за спорные периоды.

При этом исходные сведения по форме СЗВ-М  были представлены ответчиком в Управление в установленный законом срок.

УПФР, в свою очередь, только при получении такой дополняющей формы (а не исходной), провело проверку представленных сведений на соответствие нормам Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

Доказательств того, что именно Управление уведомило страхователя о выявленной ошибке и предложило представить уточненные данные, заявитель суду не представил, как и не представил доказательств направления органами Пенсионного фонда РФ в адрес ответчика уведомлений либо иных писем, в которых бы сообщалось о непредставлении отчета СЗВ-М, либо о выявленных ошибках, либо расхождениях.

Вступившая в силу в 2017 году Инструкция о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утв. приказом Минтруда России от 21.12.2016 № 766н, в абзаце третьем пункта 39 предусматривает, что страхователь вправе при выявлении ошибки в ранее представленных индивидуальных сведениях в отношении застрахованного лица до момента обнаружения ошибки территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации самостоятельно представить в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации уточненные (исправленные) сведения о данном застрахованном лице за отчетный период, в котором эти сведения уточняются, и финансовые санкции к такому страхователю не применяются.

Поскольку ответчик самостоятельно выявил ошибку в неверно представленных сведениях и предпринял меры к ее устранению путем направления дополняющей формы в Пенсионный фонд, который, в свою очередь, только при получении такой дополняющей формы сведений (а не исходной), провел проверку представленных сведений на соответствие нормам Федерального закона № 27-ФЗ, основания для назначения Учреждению финансовой санкции, предусмотренной статьей 17 Закона № 27-ФЗ, отсутствовали.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что в действиях ответчика отсутствует состав правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена статьей 17 Закона № 27-ФЗ.

Указанные выводы согласуются с  правовой позицией, изложенной в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2018 № 303-КГ18-99 и от 05.09.2018 №303-КГ18-5702.

Изложенной правовой позиции Арбитражный суд Брянской области придерживался также и при рассмотрении дел  №А09-16337/2017, №А09-16848/2017,  №А09-2282/2018, №А09-2283/2018, №А09-6160/2018, №А09-8850/2018, №А09-9947/2018, отказывая в удовлетворении требований УПФР о взыскании финансовых санкций с юридических лиц и индивидуальных  предпринимателей, являющихся страхователями по обязательному пенсионному страхованию.

Вместе с тем, из приведенных дел в апелляционной инстанции было обжаловано решение суда от 23.10.2018 по делу №А09-8850/2018, которое было отменено постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2019 в связи с несоответствием выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

При этом судом апелляционной инстанции было установлено, что неполнота и недостоверность сведений о застрахованных лицах, указанных в ранее представленных исходных формах СЗВ-М была выявлена самим органом ПФР в результате проверки (стыковки) сведений СЗВ-М и СЗВ-стаж, о чем УПФР составило протокол и  незамедлительно уведомило Учреждение и предложило устранить выявленные ошибки.

И только после получения протокола и уведомления страхователь, спустя более чем два месяца, сдал сведения СЗВ-М (дополняющие) за каждый месяц 2017 года, признав ошибки, допущенные им в ранее представленной отчетности.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что привлечение учреждения к ответственности является правильным, поскольку дополняющая форма СЗВ-М не была представлена учреждением своевременно, и правонарушение было выявлено не страхователем, а пенсионным органом самостоятельно.

Одновременно, Двадцатый арбитражный апелляционный суд нашел возможным уменьшить размер подлежащих взысканию с Учреждения финансовых санкций в связи с наличием обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя,  в 100 раз.

С указанными делами, предметом спора по которым являлось взыскание штрафных санкций,  связаны дела по заявлениям о признании недействительными решений УПФР о привлечении к ответственности за нарушение законодательства  об индивидуальном (персонифицированном учете) и об обязательном социальном страховании.

Решением Арбитражного суда Брянской области от 23.05.2018 по делу №А09-13736/2017 было отказано в удовлетворении требований заявителя (Общества) о признании недействительным решения УПФР о привлечении к ответственности за несвоевременное представление дополняющей формы СЗВ-М.

При этом суд первой инстанции принял во внимание, что постановлением мирового судьи от 14.11.2017, вступившим в законную силу, директор Общества была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.15.33.2 КоАП РФ в размере 300 руб. за несвоевременное представление в установленные сроки формы СЗВ-М в отношении одного застрахованного лица.

В связи с этим суд первой инстанции, применив положения ст. 69 АПК РФ, указал, что вышеизложенные обстоятельства имеют преюдициальное значение для рассмотрения настоящего спора и, соответственно, требования Общества о признании недействительным решения УПФР удовлетворению не подлежат.

Решение Арбитражного суда Брянской области по делу №А09-13736/2017 обжаловано в Двадцатый арбитражный апелляционный суд и было отменено постановлением суда апелляционной инстанции от 24.08.2018.

Суд апелляционной инстанции указал, что ссылка суда первой инстанции на постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении, которым директор Общества была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.33.2 КоАП РФ, является ошибочной, поскольку часть 3 статьи 69 АПК РФ не предусматривает преюдициального значения постановления мирового судьи, вынесенного по делу об административном правонарушении, для арбитражного суда, рассматривающего дело.

Представление обществом дополняющей формы за июль 2017 года по форме СЗВ-М было осуществлено не в связи с обнаружением страховщиком в представленных страхователем сведениях ошибок и (или) несоответствий между представленными сведениями и сведениями, имеющимися у Пенсионного фонда, а явилось результатом самостоятельного выявления самим страхователем неполноты ранее представленных в установленный законом срок сведений по форме СЗВ-М за июль 2017 года.

Поскольку общество самостоятельно выявило ошибку в неверно представленных сведениях за июль 2017 года и предприняло меры к ее устранению путем направления дополняющей формы в Пенсионный фонд, который, в свою очередь, только при получении такой дополняющей формы сведений (а не исходной), провел проверку представленных сведений на соответствие нормам Федерального закона N 27-ФЗ, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии в действиях общества состава правонарушения и признал решение УПФР недействительным.

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 04.12.2018  указанное постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда оставлено без изменения.

 

  1. Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств, по своему внутреннему убеждению, при наличии смягчающих ответственность обстоятельств, снизить размер штрафных санкций, определенный на основании оспариваемых решений государственных органов.

Так, по делам №А09-2077/2018 и №А09-8907/2018 были признаны частично недействительными решения УПФР и БРО ФСС в связи с тем, что при принятии оспариваемых решений  соответствующими фондами не были учтены обстоятельства,  смягчающие ответственность.

Руководствуясь пунктом 5 статьи 26.26 Федерального закона  от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»,  Постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.1999 №11-П, от 30.07.2001 № 13-П,  от 24.06.2009 №11-П, от 25.02.2014 №4-П, от 19.01.2016 № 2-П уменьшил размер штрафных санкций и признал решения УПФР и ФСС недействительными в соответствующей части.

Решения по указанным делам не обжаловались.

 

3. Представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, влияющих на право получения застрахованным лицом пенсии или пособия по обязательному страхованию,  повлекшее за собой перерасход средств на выплату пенсии или соответствующего вида пособия является  основанием для взыскания с виновного лица убытков в пользу соответствующего государственного внебюджетного фонда.

В 2018 году рассмотрено 4 дела указанной категории.

Решением по делу №А09-11408/2018 судом в пользу БРО ФСС с муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения была взыскана сумма необоснованно перечисленного пособия по временной нетрудоспособности, как сумма причиненного ущерба в результате виновных действий Учреждения.

В силу пункта 3 статьи 6 Федерального закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» застрахованному лицу, признанному в установленном порядке инвалидом, пособие по временной нетрудоспособности (за исключением заболевания туберкулезом) выплачивается не более четырех месяцев подряд или пяти месяцев в календарном году. При заболевании указанных лиц туберкулезом пособие по временной нетрудоспособности выплачивается до дня восстановления трудоспособности или до дня пересмотра группы инвалидности вследствие заболевания туберкулезом.

В соответствии с подпунктом 8 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 16.07.1999 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» страховщики имеют право обращаться в суд с исками о защите своих прав и возмещении причиненного вреда, в том числе предъявлять регрессные иски о возмещении понесенных расходов.

Судом было установлено, что пособие по временной нетрудоспособности было выплачено работнику-инвалиду за период, превышающий четыре месяца.

Излишняя выплата сумм пособия органом ФСС произошла, ввиду того, что ответчиком первоначальные реестры были представлены без указания сведений об условиях исчисления пособия, а именно, что на момент наступления временной нетрудоспособности работник имел инвалидность.

Таким образом, страхователь представил недостоверные сведения, что привело к выплате страховщиком пособия в излишнем размере, суд посчитал вину ответчика доказанной, требования заявителя были удовлетворены решением суда в полном объеме.

Указанное решение суда в вышестоящие инстанции обжаловано не было.

По делу №А09-3455/2018 судом в пользу Пенсионного Фонда с сельской администрации была взыскана сумма причиненного ущерба в результате выплаты пенсии в завышенном размере на основании документов, содержавших недостоверные сведения.

Согласно статье 25 Федерального закона от 17.12.2001 №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»  физические и юридические лица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты трудовой пенсии, а работодатели, кроме того, за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования. В случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных пунктом 4 статьи 23 Закона № 173-ФЗ повлекло за собой перерасход средств на выплату трудовых пенсий, виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. В случаях невыполнения или ненадлежащего выполнения обязанностей, указанных в пункте 1 статьи 25 закона № 173-ФЗ и выплаты в связи с этим излишних сумм трудовой пенсии работодатель и пенсионер возмещают пенсионному органу, производящему выплату трудовой пенсии, причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Аналогичная ответственность работодателя и пенсионера предусмотрена и положениями статьи 28 Федерального закона № 400-ФЗ от 28.12.2013.

Суд, удовлетворяя требования, основывался на том, что доказательствами, представленными в материалы дела, было подтверждено расхождение и недостоверность в первичных сведениях о заработной плате работника-пенсионера и сведениях, представленных работодателем. 

Решение суда первой инстанции по делу №А09-3455/2018 было оставлено без изменения постановлением  Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2018. В кассационную инстанцию указанные судебные акты не обжаловались.

В другом случае решением арбитражного суда по делу №А09-3457/2018 было отказано в удовлетворении требований УПФР о взыскании переплаты по страховой (трудовой) пенсии.

При этом суд посчитал, что сведения, содержащиеся в справке, не привели к завышению среднемесячного заработка и, соответственно, к завышению размера пенсии.

Судом было установлено, что несоответствие данных о сумме заработка по данным справки, данным лицевых счетов и партийного билета не повлекли увеличение средней заработной платы за спорный период, рассчитанной по справке, что было подтверждено актом сверки сторон, проведенной в ходе судебного разбирательства по делу.

Решение суда первой инстанции от 10.10.2018 по делу №А09-3457/2018 оставлено без изменения постановлениями Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2018 и Арбитражного суда Центрального округа от 02.04.2019.

 

4. При определении базы для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование индивидуальными предпринимателями, применяющими общую или упрощенную систему налогообложения (объект налогообложения доходы минус расходы) и уплачивающими такие страховые взносы за себя, учитываются расходы, связанные с ведением предпринимательской деятельности. Страховые взносы уплаченные в излишнем размере, подлежат возврату предпринимателю в установленном законом порядке.

За проверяемый период  Арбитражным судом Брянской области рассмотрено 22 дела, предметом требований по которым было признание недействительными отказов органов Пенсионного фонда Российской Федерации в возврате индивидуальным предпринимателям страховых взносов, излишне уплаченных за период 2014, 2015 и 2016 годы в соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 30.11.2016  № 27-П  (дела №№ А09-13796/2017, А09-15430/2017, А09-15852/2017, А09-16596/2017, А09-17229/2017, А09-1298/2018, А09-1651/2018, А09-1435/2018, А09-2064/2018, А09-2992/2018, А09-3172/2018, А09-3209/2018, А09-3214/2018, А09-3790/2018, А09-3793/2018, А09-4486/2018, А09-5362/2018, А09-6939/2018, А09-8576/2018, А09-9010/2018, А09-12601/2018, А09-12979/2018).

По всем вышеуказанным делам заявленные требования были удовлетворены судом в полном объеме.

Удовлетворяя требования заявителей, суд исходил из следующего.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 30.11.2016 №27-П разъяснил, что взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Закона №212-ФЗ и статьи 227 НК РФ в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим НДФЛ и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего НДФЛ и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты НДФЛ.

Поскольку принцип определения объекта налогообложения плательщиками НДФЛ аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 30.11.2016 №27-П правовая позиция подлежит применению и в данной ситуации

Аналогичные выводы были также изложены Верховным Судом Российской Федерации в Определении от 22.11.2017 №303-КГ17-8359 в отношении налогоплательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения и выбравших в качестве объекта доходы, уменьшенные на величину расходов.

Таким образом, с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 30.11.2016  №27-П и в определении  Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2017 №303-КГ17-8359 сумма страховых взносов, подлежащая уплате с дохода, превышающего 300 000 руб., определяется с учетом расходов, понесенных предпринимателем в спорные периоды времени.

Доводы заявителей по вышеперечисленным делам, основанные на правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, были признаны Арбитражным судом Брянской области обоснованными, требования заявителей были удовлетворены: отказы в возврате  страховых взносов признаны недействительными. Также суд обязал УПФР осуществить перерасчет и возврат сумм страховых взносов.

Решения Арбитражного суда Брянской области по вышеуказанным делам не обжаловались.

Указанная правовая позиция Арбитражного суда Брянской области соответствует правовой позиции, изложенной в пункте 27 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №3 (2017), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017, Определениях Верховного Суда Российской Федерации от 18.04.2017 №304-КГ16-16937, от 30.05.2017 №304-КГ16-20851, от13.06.2017 №306-КГ17-423, от 03.08.2017 №304-ЭС17-1872, от 22.11.2017 №303-КГ17-8359.

 

5. Компенсации педагогическим работникам, работающим в сельской местности, но проживающим в городе, расходов по оплате жилых помещений, отопления и освещения носят социальный характер и не являются выплатами в рамках трудовых отношений, а, следовательно, не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежит включению в базу для начисления страховых взносов.

По делам №А09-17047/2017 и №А09-11539/2018 рассматривался вопрос о правомерности исключения из базы для начисления страховых взносов компенсаций расходов по оплате жилых помещений, отопления и освещения для педагогических работников, работающих в сельской местности, но проживающих в городе.

Решением по делу №А09-17047/2017 суд отказал в удовлетворении требований заявителя (образовательного учреждения), указав, что положения постановления Правительства Брянской области от 19.05.2014 № 207-п «Об установлении размера, условий и порядка компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления, и освещения отдельным категориям педагогических работников образовательных организаций Брянской области, финансовое обеспечение деятельности которых осуществляется из областного и местного бюджетов», предусматривающие компенсацию педагогическим работникам образовательных организаций, работающим в сельских населенных пунктах или поселках городского типа, но проживающим в городах на территории Брянской области, и получавшим льготы по оплате жилья и коммунальных услуг до 1 января 2005 года, расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения, не соответствуют нормам имеющего большую юридическую силу Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», согласно которым правом на предоставление компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения обладают только педагогические работники, проживающие и работающие в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа).

На основании изложенного суд пришел к выводу  о том, что компенсация расходов на оплату жилых помещений для педагогических работников, работающих в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа), но проживающих в городах, не может быть отнесена к компенсационным выплатам, указанным в пункте 2 части 1 статьи 9 Федерального Закона № 212-ФЗ, следовательно, на неё начисляются страховые взносы на обязательное пенсионное и медицинское страхование.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда указанное решение было отменено, по делу был принят новый судебный акт, которым требования образовательного учреждения были удовлетворены, оспариваемые решения УПФР и БРО ФСС признаны недействительными.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что  компенсации педагогическим работникам, работающим в сельской местности, но проживающим в городе, расходов по оплате жилых помещений, отопления и освещения носят социальный характер и не являются выплатами в рамках трудовых отношений, а, следовательно, не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежит включению в базу для начисления страховых взносов.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 2 части 1 статьи 9 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ и абзацем третьим подпункта 2 пункта 1 статьи 20.2 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ не подлежат обложению страховыми взносами все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных с бесплатным предоставлением жилых помещений, оплатой жилого помещения и коммунальных услуг, питания и продуктов, топлива или соответствующего денежного возмещения.

Спорные выплаты произведены Учреждением на основании Постановления Правительства Брянской области от 19.05.2014 №207-п и являются расходными обязательствами субъекта Российской Федерации.

Данные выплаты не зависят от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения работы (условий, отклоняющихся от нормальных), не являются поощрительными и стимулирующими выплатами, а также оплатой труда работников (вознаграждением за труд).

С учетом вышеизложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что спорные выплаты не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов, а доначисление Учреждению страховых взносов, пеней и штрафов оспариваемыми решениями ПФР и ФСС произведено неправомерно.

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 19.12.2018 данное постановление оставлено без изменения.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 12.04.2019 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации

Решение Арбитражного суда Брянской области от 28.12.2018 по делу №А09-11539/2018 было принято с учетом вышеизложенных выводов апелляционной и кассационной инстанций – требования образовательного учреждения были удовлетворены в полном объеме, а решение УПФР было  признано недействительным.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2019 указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Аналогичные решения были приняты Арбитражным судом Брянской области уже в 2019 году по делам №А09-7296/2018, №А09-7540/2018, №А09-11903/2018 и др.

Постановлениями Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.05.2019, 14.05.2019 и 17.05.2019 соответственно указанные решения суда первой инстанции также оставлены без изменения.

 

6. Выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре, не являющиеся стимулирующими и не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд), и соответственно не подлежат включению в базу для исчисления страховых взносов.

Так по делам №А09-8551/2018 и №А09-9289/2018 рассматривался вопрос о правомерности включения в облагаемую базу выплат социального характера, основанных на локальном акте организации.

Заявители в обоснование требований об оспаривании решений УПРФ указывали, что такие виды выплат и компенсаций как единовременные выплаты при увольнении в связи с выходом на пенсию в размере, превышающем трехкратный размер среднемесячного заработка;   материальная помощь на лечение, приобретение лекарств, в связи с тяжелым материальным положением; компенсации на содержание детей в негосударственных детских дошкольных образовательных учреждениях (ведомственных детских садах Общества); стоимость путевок на санаторно-курортное лечение, приобретаемых предприятием в интересах своих работников, а также компенсация стоимости таких путевок, приобретаемых работниками самостоятельно; денежные вознаграждения сотрудникам к их юбилейным датам - не являются оплатой труда, носят социальный характер, выплачиваются на основании коллективного трудового договора и не являются объектом обложения страховыми взносами.

Решением от 07.11.2018 по делу №А09-8551/2018 заявленные требования были удовлетворены судом по следующим основаниям.

Взаимосвязанное толкование статей 15, 16, 56, 129, 132, 135 Трудового кодекса РФ и нормы части 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ позволяет сделать вывод о том, что под выплатой или вознаграждением, произведенными в рамках трудовых отношений, следует понимать суммы, полученные работником от работодателя за выполнение трудовой функции, обусловленной трудовым соглашением, определяемые в соответствии с перечисленными нормативными правовыми и локальными актами.

Выплаты, производимые работодателем в пользу или в интересах работника не за результаты труда, а по иным основаниям, не могут быть отнесены к выплатам, подлежащим включению в базу для исчисления страховых взносов в порядке, установленном статьей 7 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ, так как это противоречит правовой природе понятия оплата труда, сформулированному в Трудовом кодексе Российской Федерации.

Вышеперечисленные спорные выплаты производились Обществом на основании коллективного договора, который согласно статье 40 ТК РФ регулирует социально-трудовые отношения.

Выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре, не являющиеся стимулирующими, не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд), в том числе и потому, что не предусмотрены трудовыми договорами.

С учетом вышеизложенного, суд квалифицировал спорные выплаты как выплаты социального характера, основанные на локальном правовом акте организации, которые не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов и соответственно признал неправомерным доначисление страховых взносов, пеней и штрафных санкций.

Аналогичные выводы о выплатах социального характера, основанных на локальном акте организации (коллективном договоре), были приведены судом в решении по делу №А09-9289/2018.

Решение суда по делу №А09-8551/2018 было обжаловано в Двадцатый арбитражный апелляционный суд и постановлением от 05.02.2019 оставлено без изменения.

Решение по делу №А09-9289/2018 не обжаловалось.

 

Справка по обобщению судебной практики  подгоовлена судьями  шестого судебного состава: Малюговым И.В., Халепо В.В.

 

 

 

Сервис временно не доступен